СКАЗОЧКА 2010          


Категории раздела

Изобразительное искусство и Архитектура [4]
Театр [0]
Кино [3]
Музыка [8]
Цирк [0]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Искусство и Культура » Музыка[ Добавить статью ]

ВОЗВРАЩЕНИЕ БАЛАЛАЙКИ

Я хочу рассказать вам о великом патриоте России – Василии Васильевиче Андрееве, за свою подвижническую деятельность в сфере народного исполнительского творчества, получившего титул ДЕДУШКА РУССКОЙ БАЛАЛАЙКИ.

 

Спросите любого иностранца, спросите себя, с чем ассоциируется понятие Россия? Одно из ключевых слов непременно будет – балалайка. Да-да, наша трёхструнка, покорившая весь мир. Наш национальный символ.

Сольное исполнительство, совместная игра на музыкальных инструментах малыми и большими группами имеет давние традиции. Зачатками первых оркестров русских народных инструментов можно считать скоморошьи ансамбли. Их основу составляли преимущественно струнные инструменты: гусли, домры, гудки.    

Особый размах инструментальная музыка получила при царских дворах. Грандиозный по тем временам оркестр был создан по случаю одного праздника по указанию Петра I. Полный перечень входивших в оркестр инструментов содержится в дошедшем до нас документе тех лет – включает в себя 37 наименований.

В течение XIX столетия, особенно во второй его половине, народное музыкальное искусство и практика народного музицирования претерпели ряд прогрессивных изменений. Усложнилась фактура изложения, вышли из употребления такие "бурдонирующие” инструменты, как: волынка, лира, гудок. Самым распространенным в ту пору и любимым инструментом была балалайка, которая имелась в продаже во всех мелочных лавках.

После реформы 1861 года народ жадно потянулся к культуре, искусству, которые при крепостном праве ему были практически недоступны. Возникло и встречное движение: многие представители русской культуры обратились к народу и его творчеству.     Наряду с этим  в начале XIX века у балалайки появились серьезные конкуренты, совсем было вытеснившие ее из употребления. В 20 – 30-х годах это гитара, а во второй половине XIX столетия – гармоника. Повсеместное господство гармоники нанесло вообще всем струнным сокрушительный удар, и трудно сказать, как бы сложилась судьба нашей задорной трёхструнки, если бы не Василий Васильевич Андреев, возродивший балалайку, возвративший ее русской национальной культуре.

 

Василий Васильевич Андреев родился 3 января (по старому стилю) 1861 года в городе Бежецке Тверской губернии в семье потомственного почетного гражданина, купца первой гильдии. Музыкальные способности проявились у мальчика рано. Они сказались в быстром освоении основ музыкальной грамоты и игры на ряде инструментов: фортепиано, скрипке, гармонике, затем балалайке и других.

В студенческие годы юноша усиленно занимался на скрипке под руководством профессора Петербургской консерватории Н.В Галкина. Навыки скрипичной игры весьма пригодились В.В. Андрееву впоследствии в виртуозном овладении балалайкой.

Решающим событием в жизни Андреева стала его встреча с крестьянином, балалечником-самородком Антипом. Талантливая игра народного музыканта оказала сильное воздействие на молодого человека. Вот так об этом вспоминал сам В.В. Андреев: «…Был тихий июньский вечер. Я сидел на террасе своего деревянного дома и наслаждался тишиной деревенского вечера… Совершенно неожиданно я услыхал дотоле еще неведомые для меня звуки… Игрок наигрывал плясовую песню вначале довольно медленным темпом, а потом все быстрее и быстрее. Звуки разгорались все ярче, мелодия лилась, полная ритма, неудержимо подталкивая к пляске… Я сорвался с места и побежал к флигелю, откуда неслись звуки; передо мной на ступеньках крыльца сидел крестьянин и играл… на балалайке! Я был поражен ритмичностью и оригинальностью приема игры на балалайке и никак не мог постичь, как такой убогий с виду, несовершенный инструмент, только с тремя струнами, может давать столько звуков!.. Присмотревшись внимательно, как играл Антип, я попросил его тут же показать некоторые приемы игры». И далее: « Я помню, что тогда же как каленым железом, выжглась в мозгу мысль: играть самому и довести игру на балалайке до совершенства! Не знаю, что сильнее руководило мной – инстинкт или национальное чувство. Я думаю, что и то и другое, а соединение их дало мне ту силу, которая не знает на своем пути преград и не останавливается ни перед какими жертвами в своем стремлении довести дело до конца…» (Андреев В.В. Как мне пришла мысль заняться  усовершенствованием балалайки”)

Всего несколько дней понадобилось В.В. Андрееву для того, чтобы не только скопировать игру Антипа, но и превзойти его. Последовавшее затем знакомство с известным исполнителем на балалайке А.С. Паскиным окончательно привело к решению овладеть этим инструментом. По примеру Паскина, Андреев заказал себе инструмент у местного столяра – лучшего мастера по изготовлению балалаек. У А.С. Паскина Андреев научился многим новым исполнительским приемам и с успехом выступал на любительских вечерах. 

Как музыкант, Андреев быстро почувствовал, что в своем тогдашнем, пусть и в усовершенствованном виде, балалайка не смогла бы дать большего: слишком ограничены ее технические, а самое главное – ее звуковые возможности. 

В 1885 году новую балалайку для В.В. Андреева изготовил известный скрипичный мастер В.В. Иванов. Новая балалайка была названа «пятиладовой» и принципиально отличалась от первой. На всех балалайках до Андреева не было зафиксированных, то есть врезанных в шейку грифа металлических или костяных порожков – шейка грифа в нужном месте перевязывалась толстой жилой. Приходилось делать 3 - 5 перевязей, которые  в процессе игры то и дело сползали, и их нужно было поправлять. Андреев зафиксировал лады, и впервые на балалайке были врезаны постоянные порожки, как на гитаре. Но струны оставались, как у народной балалайки жильными Гриф был сделан из черного дерева, корпус – из горного клена, что улучшило инструмент в акустическом отношении.

Таким образом, было положено начало большой и сложной преобразовательской деятельности замечательного русского музыканта в сфере усовершенствования народных инструментов.

Первое упоминание в печати о публичной концертной деятельности В.В. Андреева относится к 1886 году в «Петербургской газете» (№353, 24 декабря): «Под конец вечера был настоящий сюрприз – это наслаждение, воспринятое от игры, на чем бы Вы думали?.. на балалайке г. Андреева. Под пальцами этого артиста – смело даем ему это имя – простой инструмент совершенно заставляет забыть свое низменное происхождение».

Успех концертных выступлений на балалайке способствовал активному распространению пятиладовой балалайки среди появившихся многочисленных ее почитателей. Это привело Андреева к мысли о необходимости создания руководства для игры на инструменте. В июне 1887 года в свет вышла первая школа игры на балалайке. Пособие называлось «Школа для балалайки. Составил П.К. Селиверстов при участии известного артиста игры на балалайке В.В. Андреева с приложением песен, исполненных им на концертах».

После балалайки работы Иванова, сохранившей звукоряд народного инструмента, проводились дальнейшие эксперименты по ее совершенствованию. В 1887 году несколько балалаек по заказу Андреева делает знаменитый петербургский мастер, «поставщик Его Величества принца Ольденбургского», Ф.С. Пасербский, который увеличил число ладов на грифе – двенадцать – так, чтобы была возможна на балалайке не только диатоническая гамма, но и хроматическая. 

Вторым шагом в задуманном Андреевым стало создание ансамбля балалаечников. В октябре 1887 года был организован «Кружок любителей игры на балалайках». Игра производилась без разделения на мелодическую и аккомпанирующую партии, пьесы разучивались по слуху, нотная запись не применялась.

Однообразность звучания ансамбля привела Андреева к попытке ориентировать один из инструментов на более низкий строй.  Был заказан еще один инструмент с увеличенным корпусом и мензурой, который получил название балалайка-альт. Вот этот-то альт и привел на мысль мастера Пасербского сделать целый ряд балалаек различных размеров. Было сконструировано целое семейство балалаек, различных не только по размерам, соответствующим их регистрам, но и по строю, и по своему функциональному назначению в ансамбле: мелодические и аккомпанирующие. В дальнейшем некоторые виды балалаек были упразднены, диапазоны оставшихся расширены.

Концертный сезон 1888 года принес балалайке Андреева – Пасербского заслуженную славу. 20 марта в Петербурге, в зале городского Кредитного общества состоялось первое концертное выступление балалаечного оркестра, или по названию того времени «Кружка любителей игры на балалайках».  

Успех превзошел самые смелые ожидания. «Санкт-Петербургские ведомости», а вслед за ними «Русская газета» отмечали, что «Успех гг. балалаечников был выдающимся». Газета «День» сообщала: «Концерт прошел с громадным успехом, г. Андреева вызывали без конца и поднесли ему два лавровых венка». В большой рецензии («Новости и Биржевая газета») безымянный автор писал: «Первый концерт кружка любителей игры на балалайке… был целым рядом самых восторженных оваций… После каждого нумера, исполненного кружком, подымался невероятный рев, который был выражением восторга».

«Петербургский листок» поместил две рецензии на этот концерт. В первой сообщалось, что все билеты были заранее распроданы, а вторая рецензия, также полная похвал по адресу балалаечников, содержала краткий обзор и оценку исполненных произведений. Единственное критическое замечание рецензента, скорее, пожелание, заключалось в увеличении числа балалаек низкого строя с целью уравновешивания аккомпанимента.

Успешное выступление кружка балалаечников вынуждены были признать и те, кто решительно отвергал андреевскую затею.

Этот концерт, устраивавшийся в пользу лечебницы для бедных детей и больных-хроников, дал чистого дохода 600 рублей («Минута» 22 марта1888г.). Талантливого музыканта стали называть «артистом» и «молодым отцом балалайки». Уже первое выступление кружка любителей игры на балалайке содержало три неизменные черты, сопутствовавшие Великорусскому оркестру во все годы его существования: тонкость исполнения при стройности, слитности звучания, волевой, захватывающий характер интерпретации, благотворительные цели.

20 МАРТА 1888 г. ПРИНЯТО СЧИТАТЬ ДНЁМ РОЖДЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ОРКЕСТРА РУССКИХ НАРОДНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ.

10 апреля 1888года в зале Кредитного Общества состоялся второй концерт кружка, в котором исполнялась та же программа. Выступление прошло не менее успешно, но в отличие от первого концерта публика, присутствовавшая в концертном зале, была самой разношерстной: начиная от изящной светской барыни и блестящих генералов, и кончая лицами торгового и простого звания.

После двух официальных петербургских концертов В.В. Андреев принимает решение показать свой ансамбль в Москве и ряде городов центральной России, полагая таким образом проверить правильность избранного им пути. По поводу предстоящих гастролей кружка общий тон выступлений печати был положительным. Деятельность В.В. Андреева уже расценивалась не как элемент чудачества, а как явление в русской национальной музыке.

В концертный сезон 1888года, во время одной из поездок в Нижний Новгород, с балалаечниками впервые пел Ф.И. Шаляпин, дружба с которым связывала В.В. Андреева до последних лет жизни. В этом же году произошла еще одна знаменательная встреча – с музыкантом-теоретиком Н.П. Фоминым, но настоящее тесное сотрудничество началось позднее.

Особенно В.В. Андреев надеялся на благоприятный прием в Москве - городе со старинными русскими традициями. 29 апреля при полупустом зале Благородного Собрания состоялось выступление музыкантов. Несмотря на весьма сдержанный прием, оказанный балалаечникам московскою публикой, обращает на себя внимание пророчество, прозвучавшее со страниц известного журнала «Будильник»: «В русской музыке предвидится крупный переворот. Балалайка перестанет быть принадлежностью "черни непросвещенной” и c надлежащей помпой будет перенесена из дворницкой в гостиную и в залы концертов».

Новый, 1889 год был для кружка особенно ответственным в связи с подготовкой к выезду за рубеж. Менее чем через год после создания балалаечному ансамблю предстояло представлять русское искусство на Всемирной выставке в Париже.

Поездка во Францию, по свидетельству русской и зарубежной прессы, была удачной.

В 1892 году состоялась вторая поездка во Францию, вновь на Всемирную выставку. Итог ее – 15 официальных концертов, и всюду – восторженный прием. В.В. Андреев был награжден французским Министерством изящных искусств знаком ордена Palmes Academiques, ему было пожаловано звание академика Французской академии «за введение нового элемента в музыку», в Парижской консерватории был введен класс по обучению игре на балалайке.  

Гастрольные поездки во Францию подняли престиж Андреева и балалаечников в России, значительно укрепили веру в нужность и полезность их дела. О нем заговорили, и не только в среде слушателей, но и в кругу видных музыкантов, писателей, артистов. Его ансамбль стали приглашать на самые почетные сцены Петербурга.

П.И. Чайковский сказал, послушав игру балалаечного ансамбля: «Какая прелесть эта балалайка! Какой поразительный эффект может она дать в оркестре! По тембру – это незаменимый инструмент!». 

Восхищались русской балалайкой и В.В. Стасов, и Л.Н. Толстой. Они оказывали оркестру В.В. Андреева всемерную поддержку.

Так слава возвращенной народу балалайки стала славой не только Василия Андреева – гражданина и патриота в самом большом смысле этого слова, но и славой всего русского музыкального искусства.  

«Главной своей задачей, – писал он, – [я] ставил сохранить основы, данные ему [инструменту] самим народом, то есть внешний вид, форму, количество струн, приемы игры, строй. Все это мне удалось осуществить: наши народные инструменты, если и подверглись изменению, то лишь качественно, а не существенно, и вполне сохранили свою самобытность. Их строителем и автором как был русский народ, так и остался, я же только их реставрировал и, развив народные принципы, привел в надлежащий порядок все их разновидности».

                   

Но самым, кажется, действенным способом внедрения балалайки в народный музыкальный быт широчайших крестьянских слоев явилось обучение игре на балалайке солдат. С присущими ему настойчивостью и энергией В.В.Андреев сумел в 1891 году добиться разрешения обучать игре на балалайке нижних чинов сводно-гвардейского батальона. Дело пошло успешно, и вскоре этому примеру последовали некоторые другие воинские части, где занятия стали вести члены кружка балалаечников. С1891 по 1897годы Андреев преподавал в 6-ти полках, причем как он сам, так и его помощники работали бесплатно. «Балалаечные классы» существовали на приватных началах и учреждались по желанию командования. Чтобы поставить дело на твердую почву, Андреев разработал проект, предусматривающий обязательное обучение солдат игре на балалайке. 

 22 марта 1897 года последовал высочайший указ об обязательном обучении игре на балалайке нижних чинов в гвардейских воинских частях. Обученные игре на балалайке солдаты, после отбытия срока службы возвращаясь в деревню, уносили туда новую, усовершенствованную балалайку и были пионерами, внедряя ее в народный музыкальный быт.

 

После восьми лет работы с кружком балалаечников В. Андреев задается целью ввести в состав своего ансамбля и другие русские народные инструменты. В результате введения домр и гуслей кружок любителей игры на балалайке в 1896 году был переименован в Великорусский оркестр. «Наименование это не политическое, а скорее этнографическое, – писал музыкальный исследователь Привалов, – оно указывает, что на инструментах этого типа играли "великороссы” – народность, заселявшая средину России».

Первое официальное выступление состоялось 9 ноября 1897 года. Годы 1897 и 1898 были временем наиболее интенсивных поисков и внедрений в оркестр новых типов инструментов.

18 апреля 1898года  по «Высочайшему повелению» В.В. Андрееву был пожалован орден Святого Станислава 3-й степени в ознаменование его заслуг и в связи с десятилетием общественнополезной деятельности.  Как видите, труды музыканта-патриота обратили на себя внимание самого императора и были оценены как полезные для общества, т.е. для России.

В.В. Андреев прекрасно понимал, что создание оркестра не означает еще широкого распространения используемых в нем инструментов, что заветная идея «вернуть народу его же инструменты в облагороженном виде», что бы с их помощью возродить любовь к русской народной песне, еще далека от осуществления. Со всей страстью замечательный русский музыкант отдался активной пропаганде своего дела. По его инициативе публиковались популярные статьи, брошюры, издавались учебно-методические пособия, нотная литература. Андреев заинтересовывает инструментальных мастеров и фирмы в массовом изготовлении усовершенствованных балалаек, домр и в продаже их населению по самым низким ценам. Но прежде всего Андреев стремится к открытым концертным выступлениям.

О том, какую новую художественную краску в музыкальном мире явил собою этот оркестр, говорит хотя бы тот факт, коллектив представлял русское национальное искусство на Всемирной выставке в Париже 1900 года. В Русском павильоне выставки, где проходили концерты оркестра, была организована экспозиция народных инструментов. Музыкальный мастер Налимов был удостоен высшей награды – большой золотой медали за свои инструменты. Василий Васильевич Андреев получил орден Почетного легиона Кавалерского креста – самую почетную награду Франции. Поездка оркестра была санкционирована русским императором. 

 

 Уже в то время музыкальные специалисты всех стран подчеркивали большие технические и художественные возможности русских народных инструментов, ставя составленный из них оркестр непосредственно рядом с симфоническим. Сам же Андреев говорил: «Было бы ошибочно выводить отсюда, что Великорусский оркестр имеет в виду исполнять непременно симфоническую музыку или вообще конкурировать с симфоническим оркестром…У него должен быть «свой» репертуар…Великорусский оркестр несет на себе миссию образцового показателя игры на народных инструментах, он являет собою…представительство русского народного творчества…».

В том же, 1900 году, вспыхнула дискуссия о народных инструментах и их пользе. Наиболее откровенно выразил взгляды противников оркестра известный нотный издатель В.Бессель, он писал: «Г. Андрееву и балалаечникам следует занять свое надлежащее место, а не вторгаться в область настоящего искусства, они могут весьма успешно делать свое достойное дело,  если останутся в пределах народной песни в народе – в деревнях, в народных школах, на народных гуляниях. Там же, где место настоящей музыке, – не место балалайке».

Принципиальная дискуссия вокруг балалайки велась с позиции ее неполноценности как музыкального инструмента, но за этим скрывалась и более важная сторона дела: выступая против народных инструментов, противники В.В. Андреева выступали против искусства народа, его традиций. Кампания против Андреева и его оркестра возникла неслучайно: многие деятели - общественные и музыкальные – были настроены против предоставления ассигнований на нужды оркестра со стороны Государственной думы. Таким образом, мы видим, что идея В.В. Андреева получила поддержку на государственном уровне.

Между тем, оркестр продолжал существовать и плодотворно работать. В1901 году было дано 20 концертов, в1902 году – 13 , в 1903году – 18, не считая концертов, данных с благотворительной целью.

Примечательным событием в 1904 году явилась попытка введения балалаек в симфонический оркестр, предпринятая известным дирижером А.Л. Гореловым. По его предложению Н.П. Фоминым было переложено Скерцо из Четвертой симфонии П.И. Чайковского (pizzicato ostinato), как нельзя более подходящее для щипковых инструментов, причем не было изменено ни ноты. 

 Высказывания газет по поводу этого исполнения были от резко негативных до восторженных. «Ведомости Санкт-Петербургского градоначальства» (1904, № 15, 20 января) дали такую рецензию: «Исполнение…Скерцо из 4-й симфонии Чайковского совместно Великорусским и симфоническим оркестрами вызвало шумные одобрения. Советуем г. Андрееву продолжать проведение балалайки дальше также энергично, не обращая никакого внимания на нарекания врагов русского народного музыкального инструмента…Вперед, г. Андреев».

Однако, какими бы превосходными качествами ни отличалась симфоническая музыка, она создавалась в расчете на определенный исполнительский аппарат.  Нужны были произведения, стоявшие на уровне музыкальной классики, но написанные в расчете на оркестр русских народных инструментов. И такое произведение  появилось в 1906 году. То была «Русская фантазия»  А.К. Глазунова. Произведение это положило конец недооценке оркестра русских народных инструментов, оказало неоценимую моральную поддержку Андрееву, неизмеримо расширило рамки художественных возможностей оркестра и становилось образцом композиторам, создававшим для него музыку.

Начиная с 1908 года, оркестр все чаще выезжает за границу. Гастроли начались в Германии. Осенью 1909 года – поездка в Англию. Вместо трех недель, предусмотренных контрактом, оркестр задержался еще на девять недель. По приглашению короля оркестр играл в Виндзоре. Весь Лондон был охвачен эпидемией балалайки. Англичане учились играть на ней. В Англии, а также в Германии после выступлений андреевцев были созданы великорусские оркестры. И такие оркестры существуют по сей день





Источник:
Категория: Музыка | Добавил: Skazka (08.11.2010) | Автор: E W
Просмотров: 5782 | Комментарии: 0 | Теги: народное достояние | Рейтинг: 4.8/4
Всего комментариев: 0

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz