СКАЗОЧКА 2010          


Категории раздела

Профи [0]
Любители [1]
Мои рассказы [17]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Творчество » Мои рассказы[ Добавить статью ]

NEW – ДЮЙМОВОЧКА
Проплакавшись, Лёша немного успокоился и стал думать, как донести полученную информацию до матери? Случая поговорить с ней с глазу на глаз может не представиться. Он вспомнил, что в обеденный перерыв мать всегда что-нибудь читает, и придумал, подложить ей в книгу распечатанную статью. Вверху расположил свой рассказ о ночных проделках девчонки, далее - саму статью, и в конце добавил свои выкладки о найденных совпадениях. Для верности выделили значимые места в тексте и распечатал. Оставалось утром незаметно подсунуть их в сумку матери. Посчитал, что вечером это рискованно делать, так как мелкая тварь может вытащить листы. В её коварстве Алексей не сомневался. Немного поразмыслив, отправил всё на свои почтовые ящики и собственный рассказ, проставив точные даты. Мало ли?..
Покончив с самым важным, занялся уроками. Слышал, как мать строчила на машинке, примеряла что-то на девчонку, восторженно ахая. Около десяти вечера дверь в комнату открылась, и на пороге возникли мать и девчонка. 
– Сынок, посмотри, как у нас Эя красивая, просто принцесса, – попросила мать.
Алёша взглянул.  Посмотреть было на что. Девочка предстала в пышном белом платье, отделанном цветными оборками и кружевом. Мать не поленилась, сделала из ткани белую розу, пришив её к месту стыка оборок. Для показа, она причесала Эю и сделала ей замысловатую причёску. На ногах у малышки были туфли в тон отделке и белые носочки. Живая кукла! Если не знать, что способна вытворять эта куколка, вполне можно принять её за сошедшего на землю ангела. Эя вышла на средину комнаты, не спеша,  повернулась вокруг, демонстрируя наряд.
Лёша, чтобы не обижать мать похвалил: 
– Мама, ты из чего угодно, можешь сотворить королевский наряд. Ты – волшебница!
– Это так увлекательно шить детскую одежду! – просияла Лиза, – Огромный простор для фантазии. 
– Но она, что, будет всё время ходить в бальном платье? Для дома нужно, наверное, что-нибудь попроще? 
– А мне мама и для дома сшила, – встряла мелкая и побежала надевать новый наряд. Лиза было собралась пойти и помочь, но сын удержал её: 
– Посиди, мама, отдохни! Она сама всё сумеет сделать.
И действительно, через пару минут Эя появилась  в комнате в простом домашнем платье, но тоже сшитом с фантазией и любовью. И только при близком рассмотрении можно было заметить, что это халатик. Закончив дефиле, девчонка прильнула к матери. Алёшу кольнула ревность и, он, притворно зевая, попросил:
– Давайте спать укладываться.
– И то пора, – согласилась мать.
Все занялись приготовлениями ко сну. С матерью договорились, что она утром даст ему список дел и покупок. Лёжа в постели, Лёша слышал, как мать пела колыбельную малютке, потом что-то делала на кухне. Он уже хотел встать и поговорить с матерью, но передумал, зная о шпионских способностях девчонки. Пусть всё  идёт по заранее составленному плану. По крайней мере, мать полдня будет работать спокойно, ну, а потом будь, что будет.
Чувствуя, что вот-вот заснёт, Алёша потихоньку встал, запер дверь в комнату и уснул, едва коснувшись постели. Спал крепко, без снов, и когда в дверь негромко постучали, он подумал, что это ему снится. Стук повторился, а вслед за ним послышался знакомый шёпот: 
– Алёша, открой. Я хочу тебе что-то сказать.
Его как будто катапультировало из постели. «Вот ведь зараза, опять за своё!» – подумал парень, но к двери подошёл. Вытащил ключ из скважины и тоже шёпотом сказал: 
– Говори, какого рожна тебе надо и проваливай, а то маму разбудишь. 
– Лиза не проснётся до утра, она приняла снотворное.
Внутри у Алексея всё взбунтовалось: мать не принимает снотворного, эта дрянь подсовывает матери таблетки! 
– Ни хрена тебе не будет. Дверь не открою. Проваливай отсюда! 
– Алёшенька, я изнемогаю от желания. Я очень хочу тебя. Впусти! Ты тоже будешь на седьмом небе от блаженства. 
– Как та пара, которую ты зверски убила в Б-ске? И не только их. Мне на небо не к спеху. 
– Ты всё-таки узнал… – с досадой прошептала «малышка», – Тем хуже для тебя. Мне не нужны добрые, любящие меня мамочки. Меня интересуют только мужчины. На вашей кошмарной планете есть только одно приятное для меня занятие – это секс. Ничего подобного в других точках Вселенной я не встречала. Только ради секса я приостановила здесь свой полёт. У меня был секс с мужчинами средних лет, со старыми, с молодыми, с белыми и чёрными. Не было только с мальчиками. Мне нужно испробовать всё, чтобы забрать с собой понравившийся экземпляр. Поэтому  у тебя будет со мною секс, хочешь ты этого или нет. 
– Да полным-полно пацанов, которые не откажутся от секса, только предложи.
– Мне нужен ты, Алёшенька. Ты красивый мальчик, хорошо сложен, физиологически созрел для секса. Я же не какая-нибудь бомжиха. Я – дочь владыки Драузтимешера. Я родилась от союза отца-драузтимешерианца и земной женщины. И чтобы сохранить власть в руках семьи, я должна найти мужа-землянина. Мои дети должны появиться  на свет не обычным для Драузтимешера образом, они должны быть богоподобными. Каждый новый правитель должен обзавестись земным супругом. Для этого я и отправилась в полёт. И мне очень бы хотелось, чтобы моим мужем стал ты. Если секс с тобой мне доставит удовольствие, я вознесу тебя на головокружительную высоту. Ты станешь подобен богу.
И гостья из неизведанных глубин Вселенной замолчала, переводя дыхание. О, какое счастье привалило! Ему предлагают стать богоподобным правителем Драузтимешера, а он кочевряжится, опасается за жизнь матери и свою. Но что-то такая перспектива не привлекает. Куда его увезёт эта богоподобная? Что станет с ним после того, как она родит детей, не пустят ли его в расход за ненадобностью? И совершенно не давал покоя вопрос, каков обычный способ появления детей на этой неизвестной ему планете? Алёша не удержался и спросил, на что космическая сексопатка ответила: 
– Можно отрезать любую часть тела, поместить её в питательную среду, и через некоторое время часть тела начинает преобразовываться  в организм. На месте ампутации органа накладывается повязка с тем же питательным раствором, и недостающая часть тела отрастает. 
Ответ до обидного простой – размножение типа почкования, отрастание удалённой части тела, как хвоста у ящерицы – вызывал у парня отвращение. И эта мерзкая ящерица хочет в мужья земного мужчину, и не кого-нибудь, а конкретно его. Не надо ему такого счастья и величия! Он хочет жить здесь, на Земле, с мамой, и жениться, когда придёт время на земной девушке. Но у Алексея мелькнула мысль о возможном мирном улаживании межгалактического конфликта: 
– Почему бы тебе не отрубить у приглянувшегося экземпляра, скажем палец, вырастить себе в питательном растворе мужчину и сделать его мужем? 
– Как ты не понимаешь, – возмутилась инопланетная  соблазнительница, – это будет обычный драузтимешерианец. Но вы, земляне, не размножаетесь подобным образом. У вас очень сложное внутреннее устройство организма.
Оставался ещё один интересовавший его вопрос, и пока не было агрессии со стороны девчонки, Лёша спросил: 
– Каким образом ты можешь менять размеры и внешний вид? 
– Этого ты не узнаешь. Такую тайну я не имею права доверить даже мужу.
– Ну, и катись в свой Драузтимешер! – довольно грубо отрезал Алёша. – А со мной тебе полный облом. Do you understand me?  
– Не изощряйся, я понимаю любой земной язык. Ты зря упорствуешь, братик. Я своего добьюсь, –  и с этими словами, больше похожими на угрозу, Эя убралась восвояси. 
Диалог с внеземным разумом полностью развеял сон, и парень вновь уселся за компьютер, пополнив свои секретные файлы и почтовые ящики новой информацией. И тут же обругал себя за то, что не догадался записать разговор на диктофон. Это послужило бы, как он считал, неопровержимыми доказательствами. Но запись могла и не получиться, ведь разговор они вели шёпотом.

Утром всё получилось по плану. Лиза, вручив сыну список и деньги, занялась кормлением «дочурки». Лёша незаметно засунул матери в книгу сложенные листы, позавтракал и отправился в школу. На уроках был невнимателен, постоянно смотрел на часы, торопил время – очень не терпелось узнать, как мать отреагирует на его письмо. В глубине души надеялся на звонок матери. 
Уроки закончились в час дня, обеденный перерыв в банке с двух до трёх. Ещё целый час неизвестности! Так хотелось, чтобы мать прочла, поняла, какая им грозит опасность, и позвонила ему. Зайдя по пути домой в магазин, и, сделав все покупки, Алексей вновь взглянул на часы – прошло только полчаса. Домой идти не тянуло, но и болтаться по улице в промозглую предзимнюю сырость тоже не хотелось. В полдень пошёл снег. Смешиваясь с оттаявшей землёй, он образовывал грязную кашу, налипавшую на обувь, отчего идти было тяжело и мерзко. 
Вот он уже перед дверью своей квартиры. Стоит, раздумывает: открыть своим ключом или привлечь внимание соседей стуком в дверь? Выбрал третье – позвонил. Для чего?  Мальчик и сам не знал, что-то подсознательно ему подсказывало, что прежде, чем войти в логово врага, надо проверить его диспозицию. Неожиданно он услышал, что дверь изнутри отпирается. Неужели мать уже дома? Он приободрился, но когда дверь открылась, надежда испарилась – на пороге стояла девчонка с мамиными ключами в руке. 
– Откуда они у тебя? – вместо приветствия спросил Лёша, указав взглядом на связку ключей. 
– Мама забыла их дома, – просто ответила Эя. 
– Забыла? – недоверчиво переспросил мальчик, – верится с трудом. 
– Не хочешь, не верь. Я не настаиваю. Пойдём обедать? Я уже всё разогрела. 
– Не пристало будущей владычице Драузтимешера заниматься чёрной работой, – подколол её Алексей, – и прислуживать простому смертному землянину. 
– Для нас земляне подобны богам, ничего постыдного нет в том, чтобы угождать божеству, – серьёзно, без тени иронии, ответила Эя. 
– А убивать богов – это тоже нормально? Не противоречит вашим моральным устоям?
Девчонка посмотрела на него долгим сожалеющим взглядом: 
– Я не хочу, чтобы с тобой это произошло. Не упорствуй, и твоей жизни ничего не будет угрожать. И твоей матери тоже, – с нажимом закончила будущая владычица Драузтимешера. 
– Ты, тварь, не смей угрожать! Ни мне, ни маме, иначе окажешься по ту сторону окна, – и Алёша со злой решимостью двинулся к малышке.
Та протестующе выставила вперёд руки: 
– Давай пообедаем, а потом обсудим эту проблему.

Ели по сложившейся традиции в полном молчании. Будущая владычица, как послушная рабыня, подавала и убирала со стола, после обеда принялась за мытьё посуды. Алексей ушёл к себе, ежеминутно ожидая звонка матери. Наконец, не вытерпев, сам набрал её номер. В трубке раздавались длинные гудки, через минуту прекратились. Значит,  мать занята, но когда выдастся свободная минута, под предлогом выхода в туалет перезвонит. Прошло полчаса – от матери ни звука. Снова звонок к ней,  и снова – без ответа. Беспокойство нарастало. Неужели родную мать не волнует судьба сына и своя собственная? Неужели девчонка имеет такое сильное влияние на неё? 
В третий раз мать сбросила его звонок. Лёша воспрянул духом. Освободится – позвонит. Сел за уроки, сделал алгебру, а мать не звонит. Терпение лопнуло, и он вновь сам вызвал мать, ходя по комнате в ожидании ответа. На пороге возникла девчонка. «Чёрт, забыл дверь запереть!» – выругался про себя Алексей и вдруг увидел в руке малышки телефон матери. Трубка надрывалась голосом любимого мамой Стаса Михайлова. Мелкая демонстративно нажала на кнопку сброса и с любопытством смотрела на «брата». 
– Ах, ты тварь! – бросился к ней Алёшка, собираясь раз и навсегда разделаться с непрошенной гостьей.
Но в этот момент малышка начала расти и, спустя несколько секунд, перед ним стояла уже не годовалая кроха, а взрослая обнажённая девушка. Рукой с телефоном она нанесла ему удар в поддых, от которого парня откинуло на диван. Пока он корчился от боли, хватая ртом воздух, Эя с размаху хватила телефоном об пол. Трубка превратилась в россыпь осколков. Следующим точным движением она вырвала трубку из рук парня и поступила с ней, как с предыдущей. Ступая босыми ногами по осколкам, приблизилась к дивану и повалила навзничь всё ещё беспомощного Алёшку. Тот пытался сопротивляться, но сильные руки девушки продолжали срывать с него одежду. Казалось, Эя просто не воспринимала всерьёз его трепыхания. Навалившись всем телом на парня, она страстно зашептала: 
– Не сопротивляйся, милый, не заставляй меня применять силу. Я не хочу делать тебе больно. Люби меня! 
– Я не хочу тебя. Ты мне противна, мерзкая тварь. Отвали!
Девушка рассердилась, слегка приподнялась и замахнулась рукой, готовясь нанести пощёчину. В этот момент Алёша исхитрился и, высвободив ногу, нанёс ей коленкой удар в живот. Теперь наступила очередь «сестрёнки» корчиться от боли, что могло дать небольшую передышку в борьбе и позволить выбраться из-под мерзкого бесстыдного тела. Но попытка сопротивления привела противницу в ярость, и она начала наносить удар за ударом, сопровождая их выкриками: 
– Мне нельзя отказывать! Презирать владычицу Драузтимешера? Ты об этом пожалеешь, жалкое ничтожество!
Лёша лишь пытался увернуться от очередного удара; придавленный к дивану, он не мог ответить. Инопланетная тварь избивала беспощадно, методично, будто отрабатывая технику удара. И тогда мальчик схватил её за горло и начал душить. Реакция противницы была мгновенной – она тоже мёртвой хваткой сжала руки на шее жертвы. Вот и наступил момент Х. Кто быстрее и сильнее успеет перекрыть дыхание противнику, тот и выйдет победителем из схватки не на жизнь, а на смерть. Оба хрипели, но ни один не ослаблял хватку. При таком раскладе вполне может случиться, что поединщикам будет уготована братская могила. В этой немой схватке они не обратили внимание на звонок в дверь. На звонок давили, не переставая. Затем раздался стук в дверь и донёсся взволнованный, готовый сорваться до плача, голос Лизы: 
– Алёша! Алёшенька! Что случилось?! Открой дверь, сынок!
Услышав голос матери, мальчик почувствовал такой прилив сил  и ярости, что совершил почти невозможное. Он перестал душить девушку, а освободившимися руками перехватил её руки и сильным рывком оторвал их от своего горла, и громко, как только позволял голос, прохрипел: 
– Мама, ломай дверь! Я её удержу!
Затем он слышал, как на крики матери стали выходить соседи, что-то советовать. Но Лёша знал, что ключей у неё нет, и попасть в квартиру она сможет, лишь взломав дверь, поэтому ещё раз прохрипел изо всех сил: 
– Ломайте дверь!
На этот раз голос окреп и звучал громче и, похоже, находящиеся за дверьми люди услышали его призыв. Через несколько мгновений стало слышно, как кто-то пытается отжать дверь чем-то металлическим. Теперь задача Алексея сводилась к тому, чтобы не дать противнице переломить ход борьбы в свою пользу. Удерживая её, разведённые в стороны,  руки, он пытался ударить девушку лбом в лицо, стараясь сломать нос. От друзей знал, что перелом носа вызывает сильный болевой шок, способный вывести противника из строя на длительное время. Эя, поняв его намерения, в свою очередь старалась наносить ответные удары головой. И каждый раз один из противников успевал увернуться от стремительно приближающегося лица нападающего. 
Лёше становилось всё труднее наносить удары, поскольку рассвирепевшая девица занимала более выгодную позицию. Теперь он сосредоточился на том, чтобы сберечь от увечья своё лицо, сберегая силы на решительный манёвр. Сумел даже изобразить потерю сил, чем ввёл в заблуждение, казалось, ничуть не уставшую от схватки инопланетянку. Мальчик слышал, как медленно поддавалась дверь, и про себя умолял, чтобы сосед как можно скорее открыл доступ в квартиру, который принесёт спасение. Он слышал рыдание матери, она плакала как по покойнику, приговаривая: 
– Алёшенька, сыночек!  Алёшенькааааа!
Казалось, схватке не будет конца, до скончания века ему суждено уворачиваться от ненавистного, и в тоже время прекрасного, лица инопланетной гостьи. И самое страшное, что мальчик чувствовал, силы на самом деле покидают его. Мысленно он уже прощался с матерью и с жизнью. С ресницы скатилась предательская слеза, что не осталось незамеченным. Девушка, в очередной раз пытаясь сломать ему нос, презрительно усмехнулась: 
– Слабак! Ты меня не достоин меня. Ты не достоин жить.
И в это время дверь распахнулась, и в квартиру ввалилась толпа, возглавляемая соседом и матерью. Собрав волю и остатки силы, Алёша быстрым движением вытащил ноги из-под нависшей над ним противницы и, сгруппировавшись, ударил обеими ногами в живот, отпустив при этом руки. Тело инопланетянки отлетело к столу. Используя мгновенную передышку, мальчик крикнул матери:
– Выброси эту тварь в окно! Немедленно! 
Мать бросилась к сыну, желая убедиться, что с ним ничего опасного не произошло, а Алёша продолжал кричать: 
– Выкинь эту тварь в окно, – и пытался вырваться из объятий матери, ничего непонимающей, кроме того, что её сын жив. 
Это промедление позволило девице воспользоваться ситуацией. В один прыжок, подобно пантере, преодолела расстояние от стола до дивана и набросилась на Лизу. Сильные руки чудо-малышки теперь мёртвой хваткой сдавливали горло женщины.
Соседи, завороженные схваткой, не предпринимали попыток вмешаться, разнять борющихся. Но когда эта тварь набросилась на Лизу, один из мужчин, словно очнувшись от гипноза, подскочил к убийце и стал давить на вены и артерии близ кисти левой руки, чтобы ослабить хватку. Лёша выбрался из-под навалившихся на него матери и девицы и, помогая соседу, по-детски укусил запястье левой руки, до предела сжав челюсти. Девица взвыла, разжала руку. Мать уже не дышала, а лишь с широко раскрытыми от ужаса глазами и открытым ртом взирала на окружающих. Сосед, не долго думая, тоже с силой вцепился зубами в левую руку девицы, по-прежнему сжимающей горло Лизы. Огласивши новым криком квартиру (да и весь подъезд), Эя разжала и вторую руку. Женщина, почувствовав избавление, стала судорожно хватать ртом воздух. Сосед с Алёшей оттащили воющую от боли и досады, вырывающуюся тварь, навалились на неё, придавив к полу. Кто-то из соседей сказал, что надо вызывать милицию, на что мальчик протестующе крикнул: 
– Нет! От этой твари так легко не избавиться! Открывайте окно!
Народ опешил. Соседей, само собой, надо выручать, преступницу обезвредить, но вершить самосуд никто не отважился. Похоже, насколько опасна была эта гостья из глубин мирозданья, понимал лишь сосед, который вдвоём с парнем с трудом удерживал не прекращавшую попыток сопротивления девицу. 
– Удержишь? – спросил мужчину Алёша.
Тот неуверенно пожал плечами и, глядя на соседа с топором, позвал: 
– Иваныч, подмогни! 
Иваныч не дал себя долго упрашивать, сменил мальчика, который, не обращая внимания на наготу и теснящихся в дверях соседей, сначала бросился к матери: 
– Мама, как ты? Врача? 
Мать едва слышно просипела: 
– Уничтожь эту мерзость, Алёша.
Сын рванулся к окну, отодвинул стол, нимало не заботясь о проводах, идущих от компьютера, и, повернув ручки, рывком распахнул окно. Проделав то же самое с наружной рамой, впустил в комнату свежий влажно-морозный воздух. Затем, подойдя к пленённой, слегка ткнул её ногой в лицо и приказал: 
– Прими прежние размеры, тебе предстоит полёт. Окно к твоим услугам.
Мужчины удивлённо переглянулись меж собой, на их лицах отразилось опасение за рассудок парня. Но ещё большее удивление настигло их в следующие секунды, когда они увидели, как тело взрослой девушки стало на глазах уменьшаться, и не успели они опомниться, как оказалось, что два здоровых мужика изо всех сил придавливают к полу годовалую малышку. С криками ужаса оба отскочили в сторону. Алёша уже был наготове, он схватил голенькую девочку, крепко сжал её за локти, чтобы пресечь попытки сопротивления, и, подойдя к окну, без колебания вышвырнул маленькое тельце прочь.
– Ооох! – издала возглас поражённая толпа. 
Мальчик проворно, закрывая окно, наблюдал за полётом только что выпровоженной гостьи. Она не упала, согласно закону Всемирного тяготения, вниз, а, повращавшись некоторое время вокруг своей оси, прижала ручки вдоль тела и, как маленький снаряд, полетела  на уровне восьмого этажа. Алёша провожал её взглядом. Это мерзкое создание не погибло, а всего лишь потерпело поражение. Кто станет следующей жертвой этой new-Дюймовочки?

Смертельно уставший Алексей присел на диван рядом с тяжело дышащей матерью, обнял её одной рукой за плечо: 
– Мама, всё позади. Она не возвратится. Кошмар закончился. 
Мать целовала сына, обильно орошая слезами родное лицо. Увидев, что он совершенно голый, поспешила прикрыть его углом пледа. Соседи в нерешительности стояли в дверях, не зная, что им уместнее сделать: посочувствовать или убраться восвояси? Ситуацию разрулил Иваныч. Подойдя к матери с сыном, участливо спросил: 
– Лизавета, помощь нужна?
Лиза отрицательно покачала головой, Алёша, напротив, от предложенной помощи не отказался, но сил хватило произнести единственной слово: 
– Дверь…
Иваныч понимающе кивнул, похлопал парня по плечу, направился к выходу, но передумал, вернулся, подошёл к Алёшке, схватил его руку, крепко пожал и с уважением сказал: 
– Мужик! – и позвал второго, помогавшего в схватке мужчину, – Олег, у меня есть новый замок, тащи инструмент, дверь приведём в порядок, – окончательно пошёл к двери.
Упершись в толпу соседей, распорядился: 
– Расходимся по домам, граждане, расходимся. Инцидент исчерпан, жертв нет.
И соседи его послушались, начали по одному покидать Лизину квартиру. 

Пока Иваныч с Олегом занимались с дверью, Лиза и Алёша сидели, безучастно наблюдая за работой, не в силах сдвинуться с места. Вдвоём мужчины быстро вставили новый замок, укрепили дверной проём металлической планкой. 
– Принимай работу, хозяйка!
Лиза встала, держась рукой за горло, подошла к двери, взяла протянутый ключ, заперла-отперла дверь, вышла на лестничную площадку, проверила с внешней стороны и вошла в квартиру. 
– Ребята, спасибо! Я потом с вами расплачусь. А теперь я не в состоянии что-либо делать. 
– Ничего, Лиза. Вам теперь нужно успокоиться, прийти в себя, навести порядок, – участливо сказал Олег, окидывая взглядом комнату Алексея. – У тебя мужчина вырос. В обиду не даст, – и, забрав инструмент, мужчины удалились.
Мать подошла к сыну, встала перед ним на колени: 
– Прости меня, сынок! Всё из-за моего глупого желания, – и заплакала, сотрясаясь всем телом.
Лёша склонился к матери: 
– Мамочка, ни в чём себя не вини, просто нам жутко не повезло.
Ему очень хотелось плакать, но слёз не было, оставалось гадливое ощущение от прикосновения обнажённого тела будущей владычицы Драузтимешера. Обернувшись в плед, достал чистую одежду из шкафа, подхватил разлетевшиеся в разные стороны тапки и сказал матери:
– Я пойду в ванну. Хочется отмыться от всей этой мерзости.
Выйдя приободрившимся, Лёша увидел мать, прибирающуюся в его комнате, забрал у неё совок и веник: 
– Мама, не надо, я сам, а ты пойди, отдохни, – и принялся за уборку.
Сметя все осколки, он не понёс совок к мусорному ведру, а вывалил их на плед. Туда же кинул одежду девчонки, брезгливо прихватывая её двумя пальцами. В завершение бросил туда свою одежду, сорванную с него соблазнительницей. Связал плед узлом, намереваясь вынести ненужные воспоминания на свалку. Заглянул в комнату матери. Она тоже складывала на старую, разосланную на полу, скатерть пожитки девчонки: одежду, обувь, игрушки. Подставив к шкафу стул, доставала из антресолей коробки и пакеты с детской одеждой сына и бросала их в общую кучу. Лёша, связал скатерть узлом, вытащил в прихожую и стал одеваться. Мать спросила: 
– Алёша, может, завтра вынесем? Сейчас соседи могут полюбопытствовать. 
– Пусть. В доме ничего не должно напоминать об этой чёртовой кукле. С завтрашнего дня у нас продолжится прежняя, нормальная жизнь… 

© Елена Му 2012



Источник:
Категория: Мои рассказы | Добавил: Skazka (08.03.2013) | Автор: E W
Просмотров: 495 | Комментарии: 0 | Теги: жизнь, мистика, Материнская любовь, фантастика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz