СКАЗОЧКА 2010          


Категории раздела

Профи [0]
Любители [1]
Мои рассказы [17]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Творчество » Мои рассказы[ Добавить статью ]

ВЕРОЧКА
Вера взяла со стола ложку, подошла к плите и внешне, как ни в чём не бывало, продолжила прерванное занятие. На вид макароны выглядели готовыми, и, выключив газ, она откинула их на дуршлаг, а затем переложила в тарелку. Положила кусок масла, перемешала, налила на край тарелки кетчуп и обнаружила, что не сварила сосиски. Хотела разогреть их в микроволновке, но передумала и принялась есть так. Голод был сильный, казалось, в желудок неделю не поступала пища. Все свои силы Вера израсходовала на поддержание вывески, за которой скрывались руины любви. И было не важно,  ЧТО она есть, главное – накормить изголодавшийся организм, подбросить уголька в топку, чтобы её локомотив мог мчаться вперёд навстречу счастью и любви.  Вера верила, что всё будет впереди.
Поев, она против своего обыкновения оставила посуду в раковине и устроилась у кухонного окна, из которого могла видеть возвращавшуюся с работы Лену. Что-то не торопится она домой? Может, куда-то с Игорем  отправились? 
Вере хотелось поговорить с подругой. Но о чём? Что, вот так прямо и спросишь: «Что у вас с моим бывшим другом?» Нет, не так. Может: «Что у вас с Игорем?» А если у них с Игорем ничего? Ничего нет, ничего даже не начиналось. Ведь это она сама произнесла имя подруги, и,  как ключиком, открыла дверь для удобной версии. А Ленка, может, ни слухом, ни духом? Просто по совпаденью зашла на сайт почти в одно время с Игорем, который воспользовался любезной подсказкой. Вот поэтому и требовалось поговорить. Начать надо издалека, постепенно подталкивая подругу к нужной теме. Да, именно так.
Ну, вот и она! Вера поднялась на пятый этаж и заняла  позицию у двери подруги, повернувшись лицом к  лифту, чтобы встретить предполагаемого врага лицом. Не успела прислониться к стене, как из поднявшегося лифта вышла Лена с пакетами в обеих руках. Столько на одну себя не покупают… 
Лена удивлённо посмотрела на подругу, явно не ожидая встретить её здесь, и, дрожа от волнения, сказала:
– Привет.
– Привет, подружка, – отозвалась Вера. – Поговорить нужно.
– Заходи, – отперев дверь, пригласила ее в квартиру. 
Они прошли на кухню и сели по привычке за стол напротив друг друга. Вера, видя, что подруга не проявляет никаких попыток контакта,  вынуждена была первой нарушить молчание.
– Игорь поставил меня в известность, что наши с ним отношения завершены. Надеюсь, причина тебе известна?
Лена, молча, кивнула. 
– Я тебя не виню. Это случай сыграл с нами злую шутку, – обречённо подытожила Вера. –  Но, Лена, как ты могла? 
– Вот так и смогла. 
Вера поднялась, посмотрела презрительно и будто выстрелила в упор:
– Ты не подруга мне! 
И ушла, оставив распахнутой дверь.

Как просто живут люди! Понравился мужчина – хочу! Значит, ей он нужней. И пусть лучшая подруга в который раз, не по своей воле, а, став жертвой обстоятельств, теряет только что появившегося в её жизни мужчину. 
Почему Ленке всё валится как манна с небес: перспективный муж, квартира в наследство, мужчины? Только потому, что она смазливая блондинка, беззащитный вид которой притягивает мужчин как пчёл на мёд? Но только симпатичной мордашкой мужчину долго не удержишь. Что же такое особенное есть в женщинах, подобных подруге? И ведь не стерва, но у неё всё как-то само собой складывается, а мне везёт как утопленнику. 


Что-то я упустила за последние пятнадцать лет. Их надо вычеркнуть и вернуться назад. Но это невозможно. Значит надо найти ответ логическим путём.  Итак, отматываем киноленту жизни на пятнадцать лет назад…

Мама оклемалась после первого инсульта, я устроилась в пединститут. Дружба с Петей, чисто платоническая, на основе общих интересов – однокурсники, вместе в аспирантуре учились, почти одновременно защитились. Хотя и появлялись вместе, парой, но любви не было. Договорились, что пока кто-то не встретит настоящую любовь, будут изображать пару, чтобы как на нетрадиционно ориентированных не смотрели. Если у тебя есть парень (в случае Пети – девушка), значит, ты чего-то стоишь и имеешь шансы заинтересовать других. На одиноких меньше внимания обращают: если тобой никто не интересуется, значит, ничего стоящего ты не представляешь. К таким выводам пришли два умника и заключили тайный альянс. А что, не лишено смысла? 
Но наивные мы с Петькой были, как десятилетние школьники. Любой подросток был в вопросах жизни и секса осведомлён лучше нас. А мы, книжные дети книжных родителей были оторваны от жизни, потому что нам дороже всего на свете были знания. Так нас воспитывали с младых ногтей, и не наша вина, что мы больше знали о жизни знаменитых людей, чем о взаимоотношениях мужчины и женщины. Родители считали, что при определённых обстоятельствах всё придёт естественным образом, и не надо форсировать события. Господи, как вообще наши родители, с такой вот философией, смогли встретить свою половинку, создать семью? Но это петькины мама и папа, а у меня отца никогда не было. Мама, видно, поняв, что встретить тот идеал мужчины, который она себе создала, ей не светит, строить отношения с кем-либо, лишь отдалённо напоминающим образчик, не захотела. И родила меня вне брака. 
А я так не хочу! Мне остались считанные годы, чтобы выполнить возложенную на женщин природную функцию. И я хочу воспользоваться этим последним шансом и родить хотя бы одного ребёнка. И чтобы у него был отец – не просто как запись в метрике, а настоящий, любящий, живущий вместе с семьёй. А получается, что я наивная девочка в свои ягодные сорок пять.
Первый, заинтересовавшийся мною мужчина, ушёл от меня к подруге. Может, у меня недостаточно привлекательная внешность? Сейчас посмотрим.
Свет мой зеркальце, скажи, да всё правду доложи! Зеркало безмолвствовало, но картинку показало. Не очень, картинка, не впечатляет. А если улыбнуться? Ой, лучше не улыбаться! Не улыбка, а жалкое подобие.
Но когда-то такое уже было – я стояла перед зеркалом и улыбалась. Когда же? Включаем перемотку вперёд. Не то, дальше, не то. Стоп! 
Они с Леной говорят о том, что Вера напрасно не пользуется косметикой.
– Поздно, – сказала тогда я.  
– Ничего не поздно! Подкрась только губы и увидишь, лицо преобразиться, – подруга села на любимого конька и с удовольствием передавала опыт. – А если еще немного поработаешь над глазами и бровями, то появится лицо, 
– А то у меня лица нет? 
– Лицо есть, но оно как за матовым стеклом, а с косметикой станет более выразительным. 
– Потом, Лена. Сейчас с ремонтом не до лица.
– Женщине всегда должно быть до лица, – наставляла подруга. – Без косметики тебя мужчины не заметят. Они только яркое замечают.
– А внутренний мир? 
– Наш внутренний мир для них вторичен. Если внешность не привлекает, то и твой, пусть даже бездонно глубокий, внутренний мир им не интересен.
Я тогда поняла, что отстала от жизни и попросила Лену: 
– Будешь моим консультантом?
– С удовольствием! – обрадовано ответила она. – Но ты и без меня можешь проконсультироваться у профессионалов в интернете. Не забросила свою игрушку?
– Ты про компьютер? Я им перестала пользоваться уже как года три. Убрала на антресоли.
– Значит, настало время вынимать.
– Очевидно. Время разбрасывать камни, время собирать… Что ж, разбросаю, – улыбнулась я подруге. 
Ленка, улыбаясь в ответ, подвела меня к зеркалу:
– Смотри, какая  ты хорошенькая! Чаще улыбайся и иди по жизни с улыбкой, тогда невзгоды отступят, а встречные мужчины будут оборачиваться тебе вслед.
В зеркале я увидела другую себя: ни тени озабоченности, светящиеся глаза, ямочки на щеках – не красавица, но очень привлекательна.

Всё дело в улыбке. Надо научиться улыбаться. Улыбаться, не смотря ни на что. Действительно, кому интересна хмурая, озабоченная женщина, за тусклым взглядом которой чувствуется груз неразрешённых проблем? Мужчинам нужна веселая подружка, с оптимизмом смотрящая в будущее, не обременённая заботами. Поэтому столько молодых одиноких женщин, которые с надеждой ждут, что появившийся рядом мужчина непременно захочет сразу же с плеча разрешить их проблемы. 
Об этом она знает не понаслышке – много перечитано женских анкет и дневников, в которых наивные барышни плачутся о бессердечных мужчинах, не желающих погружаться в трудности новой знакомой. Не хотят приводить в порядок их неисправную сантехнику, грядки на даче копать, помочь выбраться из финансовых затруднений, заниматься воспитанием чужих детей. У всех своих проблем хватает.
А если у женщины всё в порядке, то и походка лёгкая, глаза светятся радостью, даже излучают эту радость на окружающих, притягивая взгляды мужчин. Права была под-руга…И какие выводы из этого?  
Во-первых, нужно научиться улыбаться. Не так как сейчас, вымученно, неестественно, а дарить светящуюся улыбку всем и каждому в отдельности. 
Во-вторых, поддерживать хорошую физическую форму: осанка, походка, вес и всё такое.
В-третьих, следить за внешностью. Этим она уже начала заниматься после смерти матери. Но, значит, не достаточно усердно занимается. 
В-четвёртых, научиться при общении с людьми, прятать в тайниках души все свои проблемы, излучать оптимизм, уверенность.
В-пятых… 
Хватит, пожалуй. Дай бог, выполнить четыре пункта. Для этого необходима неустанная работа над собой, изо дня в день, без пропусков даже по уважительным причинам. Не позволять себе лениться – эти слова отныне станут моим девизом. «А если вопреки всем усилиям не добьюсь желаемых результатов?» – мелькнула провокационная мысль, за которой чувствовался умелый манипулятор – внутренний голос. 
– Если бы, да кабы! Ещё не попробовала, а уже сомневаешься, – оборвала я ненужные колебания. – С таким настроем, точно, ничего не достигнешь. 
– А всё-таки? – не удержался и обнаружил себя мой всегдашний оппонент.
– Тогда изменим тактику, поднимем новый флаг и придумаем другой девиз. И вот тогда, возможно, пригласим тебя на совещание генерального штаба, – ответила я сразу и себе, и внутреннему голосу.

Вот такие мысли одолевали Верочку в этот тяжёлый для неё вечер. Она подошла к компьютеру и, впервые за день включила его. Но не для того, чтобы выйти на сайт, а для написания только что разработанного плана  спасения личной жизни, названного ею «Тактика успеха». Занесла в него все вышеперечисленные пункты, а ниже создала таблицу.
Вот такой чисто менеджментский подход. Тогда не хватает цели. И Вера вывела над пунктами плана строку – ЦЕЛЬ: СЧАСТЬЕ В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ. Перечитала ещё раз и сохранила документ на рабочем столе. 

 
Хотела выйти на сайт, но удержала себя от искуса, сказав, что сейчас есть другие дела, и стала искать в интернете материал, который станет ей учебным пособием, руководством, инструкцией, в конце концов, по осуществлению плана.
Удивлены читатели? Вместо того чтобы оплакивать несчастную судьбу, дамочка с организаторским азартом принялась модернизировать свою жизнь. Бывает и так. Не зря же есть пословица «На ошибках учатся».
Если такая целеустремлённая личность наметила себе план, будьте уверены, она его выполнит. 
Спать Вера легла поздно, но, как говорится, с чувством глубокого морального удовлетворения. Она гордилась собой. В общем, пережила эти чёрные дни, не уронив достоинства. Правда, психанула в разговоре с Леной, но не перешла очерченные самой для себя границы. Не распустилась, не раскисла, а, взявши себя в руки, наметила план дальнейших действий. Не надо скромничать, не наметила, а составила и даже график выполнения имеется. Всё будет делаться по плану при жёстком контроле. Нашла много интересующих её материалов, и завтра с утра приступит к выполнению задуманного. Начнёт с зарядки, чтобы организм был с начала дня в тонусе. Засыпая, Вера мысленно прошлась по всем пунктом плана, и поставила диагноз – полная ахинея, но если план приведёт к желанной цели, тогда он гениальный, и заснула глубоким сном.


Утром, как и дала себе слово, начала претворять план в жизнь. Она почти всё свободное время отдавала работе над собой. Даже купила беговой тренажёр. В хорошую погоду бегала по расположенному недалеко от дома скверу, в дождь – дома, потому что не хотела простужаться (была у неё такая предрасположенность к простудам). 
Училась пользоваться косметикой, для этого пополнила свой стратегический запас дешёвыми средствами, чтобы экспериментировать, не жалея денег. Когда научится, тогда начнёт покупать более дорогие бренды.
Нашла в интернете учебники по актёрскому мастерству. Училась по ним двигаться, говорить, управлять мимикой, жестами. 
Все дни оказались настолько заполненными, что почти не оставалось времени погрустить-потосковать по несостоявшейся любви. Представьте себе: работа, подготовка к урокам, домашние дела, работа над собой. На сон она отвела семь часов, чтобы быть свежей, выспавшейся, без чёрных кругов под глазами. Не всегда получалась, но она стремилась соблюдать режим дня. 
Прожив в таком напряжённом ритме недели две, она почувствовала, что во всем теле появилась упругость, настроение сохранялось стабильно ровным, но пока нейтральным. Научилась улыбаться открыто, заразительно, попутно освоив различные виды улыбок. Сначала Вера решила научиться улыбаться, а уж потом работать над мимикой. Наступившие каникулы предоставили больше времени для самовоспитания. И, войдя во вкус работы по созданию своего нового имиджа, она забросила сайт, фанатично предалась ваянию новой Веры.

И когда она, перестала вспоминать об Игоре, раздался звоночек из прошлого.
– Вер, привет, – порывисто заговорила в трубку Лариса. – Что у тебя случилось? Я тут такое услышала о наших местных миссис Марпл, что  ушам своим не поверила.
– Что же ты узнала? – Вера недоумевала. – Вроде, у меня больше никто не умер. 
– Не надо дурочку включать. Таисия сказала, что  у тебя Ленка мужика увела. 
– Аааа…
– Я тебе удивлюсь. У неё мужика уводят, а она: «Аааа».
– Не уводила она, – нехотя сказала Вера, понимая, что этим ответом не отделается от Ларисы.
– Так, через час буду у тебя. Расскажешь. Готовь закуску, спиртное с меня.

Не хотелось ни рассказывать, вороша затянувшуюся рану, ни пить, ни тратить время на пустые разговоры. День был распланирован, а эти посиделки всё рушат. Но в то же время, пришла и здравая мысль. С Леной раздружились, и подруг у Веры не осталось, а пребывать в добровольном одиночестве вредно для психики. Так что Лариса теперь займёт место Лены. Не тот уровень, конечно, но других знакомых женщин, с которыми она могла бы иметь дружеские отношения, нет. Коллеги не в счёт. Они только и будут коллегами, к своей личной жизни она их не допустит, потому что есть такие мадамы, что способны нагадить в душу просто так, ради развлечения. Чем меньше будут знать, тем спокойней будет работаться. А с Ларисой легко. Заодно можно потренироваться в излучении оптимизма и сокрытии проблем.
Готовя ужин, Вера соображала, чем из запланированного она пожертвует сегодняшним вечером? Однозначно, не здоровьем! Пить не будет ни за что. Пусть Лара сама с собой догоняется. Хотя для начала придётся рюмку пригубить, а дальше  уж Лариса своё не упустит, и можно только делать вид, что пьёшь. Значит, занятия по актёрскому мастерству состоятся. Остаётся спорт и уход за собой. По всей видимости, физподготовка накрылась. Ну, там посмотрим по обстоятельствам.
Лариса пришла с сухим вином. Этого можно, не боясь последствий, выпить рюмочку. Но не более! Хоть и собирались поговорить о грустном, но Лара неподобающе случаю светилась радостью.
– Гляжу, личная жизнь у тебя в гору? – спросила Вера, хотя и так было понятно.
– Ага! Спасибо тебе, подруга, за приобщение к интернету, – довольная, ответила Лара. – Но соловья баснями не кормят. У тебя уже, гляжу, всё готово, стынет, а вино нагревается, так что давай за стол! – пригласила хозяйку гостья.
Она ловко открыла бутылку, наполнила рюмки, первая подняла свою и, как генерал Булдаков, провозгласила:
– Ну, за встречу!
Выпили и, подхватив по куску сыра, закусили.
– Вер, не обижайся, я с горячего начну, а салатик потом. После сексу жрать хочется, – и придвинула к себе блюдо с картошкой.
Вера кивнула, но сама начала с салата.
– Мммм! С грибочкаим! – одобрительно протянула Лара.
– Ты уж секcом успела отзаниматься? – удивилась Вера.
– Захочешь, всё будешь успевать. А после секса такая работоспособность, такой прилив энергии, что горы можно свернуть. Поэтому сразу же давай второй раз выпьем за секс, – предложила Лариса и, не дожидаясь согласия, разлила по рюмкам вино. – Чтобы он никогда не исчезал из нашей жизни! – подняла рюмку, встретилась глазами с Верой и осеклась, – ой, прости, не подумав, брякнула.
Она опустила рюмку на стол.
– Рассказывай!
Вере забавно было наблюдать за сменой выражения лица подруги:  произошла очень быстрая трансформация маски радости в трагическую. Но печаль не застелила взор Веры – все обиды перегорели. 
– Давай, сначала ты расскажешь мне все сплетни про меня, – подмигнула она Ларисе, – а потом я буду их развеивать?
 – Идёт, – согласилась та и выпила. Поела картошки и только тогда приступила  к рассказу.
– Таисия рассказывала нашим бабам из подъезда, а ей рассказала ваша Борисовна, что у тебя мужичок появился. Симпатичный, интеллигентный. Знаешь, я, когда услышала, порадовалась за тебя. Думала, это пеньюар так всем помог. Борисовна видела, что ты мужичка к себе водила. Вы не очень-то осторожничали. А потом старая перечница увидела, как этот мужичок  к Ленке приходил. Говорит: «Ведь и совести хватило увести мужчину у подруги и чуть ли под носом у неё тр@ся. А потом увёз он Ленку к себе, и теперь её здесь нет, а квартира пустая простаивает, а кому-то жить негде». Что со старой дуры возьмёшь? Не понимают они, не хотят понять, что сейчас другие времена настали, другие законы, что можно иметь хоть десять пустующих квартир. А они всё на совок кивают, вот, мол, при коммунистах такого безобразия не было…
Лариса замолчала, переводя дыхание после столь длинной речи. Вера подлила ей вина и приподняла рюмку, жестом приглашая выпить. Подруга с готовностью подняла свою.
– За что? – спросила Веру. – За упокой любви? 
– Чёкнулась? – возмутилась Вера. – Любовь вечна. За наших славных оперативниц!
– Ой, не могу! Давай! Да прибудут они в вечном поиске!
Лариса выпила всю рюмку, Вера сделала вид, что  пьёт, но к картошке потянулась так, будто стакан водки решила заесть.
– Не томи, родная, рассказывай свою версию случившегося, – напомнила  Лара.
– Краткое содержание ты прослушала от самой активной миссис Марпл. В общих чертах верно. Только Ленка не уводила от меня Игоря, – начала Вера.
– Его Игорь звали? – перебила Лариса.
– Его и сейчас так зовут…
И Вера поведала подруге то, что я рассказала вам.
Лара слушала внимательно, не перебивая, лишь изредка издавая одобрительные звуки, и продолжала есть. Когда рассказ был закончен, Вера положила себе ещё порцию картошки, удивляясь, что  повествование  вызвало чувства голода. Она ожидала, что воспоминания вызовут грусть, слёзы, обиду, но только не голод. А Лариса, как заправский тамада,  тут же предложила:
– Давай за восстановление сил?
– Давай, – согласилась Вера и сама наполнила рюмки.
Они чокнулись, выпили по полной рюмке и принялись за картошку.
– Может разогреть? – спросила хозяйка.
Лариса в ответ только замотала головой, но, проглотив, сказала:
– Ты как хочешь, а я с грибами и холодную люблю. Вер, ты уверена, что они раньше на сайте не познакомились?
– Я уже думала  об этом. До того, как они увидели друг друга, Ленка на сайте около месяца не была. Это точно. Вот такой зигзаг судьбы. Кто же мог знать, что один взгляд способен изменить жизнь сразу трёх людей?
– Любовь с первого взгляда? – удивилась Лариса. – Да иди ты! Не дети.
– Страсть, наверное. У взрослых это так называется.
Помолчали. Доели картошку. Вера поставила на средину стола салат. Каждая положила себе по порции. Лара посмотрела на бутылку – там оставалось немного вина – разлила его и задумчиво протянула:
– Дааа, делааа, – и вдруг, оживилась, – если страсть, то скоро кончится у них всё. И придёт он к тебе прощения просить. Они все, мужики, такие: нашляются, а потом ползут туда, где им плохо было.
– Игорь – не мужик. Уясни. Он не вернётся ни при каких обстоятельствах. Я поняла это, едва мы познакомились.
– Да ладно! Все одинаковые. Вон и мой, скотина такая, пока пьянствует, где только не ошивается, а когда денежки и, соответственно выпивка, кончаются, сразу вспоминает про дом. Хоть на бровях, но приползёт.
– Зачем он такой тебе нужен? Разведись и пинка под зад, – посоветовала Вера.
– Не могу. Обвенчаны мы. Как раз перед тем, как пить начал, уговорил освятить брак в церкви, – виновато ответила Лара.
Вера от удивления замерла, лишившись дара речи. Во взгляде застыл вопрос.
– Теперь-то знаю, что глупость сделала, послушав его, а тогда казалось, что укрепляю брак, – Лара без слов поняла подругу.
– Дурдом, – подытожила Вера и встала, чтобы убрать со стола, поинтересовалась у Ларисы, – чай, кофе?
Та, казалось, не слышала вопроса, смотрела на Веру с удивлением. Ей бросились в глаза перемены, произошедшие  в своей недавней напарнице. Подтянутая, с плоским животом, прямой спиной, она напоминала спортсменку или бывшую балерину. Переведя взгляд на лицо, Лариса и в нём увидела что-то новое. Кожа гладкая, упругая, морщинки разгладились, глаза как будто стали ярче. 
– Вер, ты какая-то другая стала. Я думала, раз тебя мужик бросил, так погаснешь, снова себя забросишь, а ты свеженькая ягодка, как будто только с грядки. Так брошенные не выглядят. Колись: нового нашла?
Вера довольно улыбнулась, посмотрела на свое отражение в чайнике и спросила Лару:
– Правда, неплохо выгляжу?
– Не то слово, Верка. Я права,  познакомилась с кем-то?
– Нет. Пока на распутье. Вот думаю, кого бы осчастливить красотою своей неземной? 
– Тогда что с тобой? – не понимала Лариса.
Неожиданно Вера, подбоченясь и пританцовывая, пропела:
Меня милый разлюбил,
Я упала перед ним,
Я упала и сказала:
«Слава богу, изменил!»
Закончив, Вера отвесила земной поклон, коснувшись рукой пола, и с отрепетированной улыбкой танцовщицы хореографического ансамбля застыла, ожидая аплодисментов. Лариса в недоумении просмотрела выступление подруги и не знала, как реагировать. Исполнение  частушек за Верой не наблюдалось, она и песни-то никогда не пела. Это Лариса хорошо знала, поработав с ней бок о бок. И вдруг… Но надо было что-то сказать, потому что застывшая после поклона артистка явно ждала зрительской реакции. И Лариса брякнула наугад:
– Оценка за технику исполнения – пять и девять десятых, за артистичность – шесть баллов ровно! 
Вера поклонилась ещё раз, с благодарностью прижав руки к сердцу, и голосом Бориски Моисеева произнесла:
– Спасииииба!
– Не пьяная, вроде, – в сторону сказала Лара, – намекаешь, что тебе по барабану?
– Теперь да! Отболело. Начинаю новый этап.
– На сайте что ли намётки какие появились? – Лариса никак не могла понять, чему так радуется подруга.
– На сайте я не была после разрыва с Игорем. Что-то неинтересно стало, – Вера говорила чистую правду. Ей так опротивело сайтовское общение, будто она уже несколько лет там зависала.
– А вот это ты зря! Теперь тебе как раз туда дорога, – голосом знатока наставляла подругу Лариса. – И не тяни, отвечай на предложения, может, повезёт. А то скоро зима, мужики в спячку погрузятся до весны.
– Может, пусть спят до весны? А то какой-нибудь  шатун попадётся, – Вера подхватила предложенную тему. 
Засвистел чайник, и она, показав головой в его сторону, стала ставить на стол чашки, сахарницу и банку с кофе. Лариса поняла жест, выключила конфорку. Они обе пили растворимый – не кофеманки. Вера – потому что  не любила зерновой, а Лариса – потому что  её приучила к нему подруга. Вера временами посматривала на Ларису, и та чувствовала, что скоро последует вопрос. Наконец, ей надоело тягостное молчание, и она не выдержав, ускорила события:
– Ну, давай, спрашивай уже!
– Лариса, ты сделала глупость, обвенчавшись со своим пьяницей, а теперь венчанная прелюбодействуешь. Тебя совесть не мучает?
– Когда в первый раз переспала с сайтовским знакомым, места себе не находила: хотела в церковь пойти исповедоваться, покаяться. А потом подумала: одним грехом больше, одним грехом меньше, всё равно в рай не попаду. Так что уж теперь из-за своего пьяницы и на себе крест поставить? Я ведь живая, из плоти, а не кукла резиновая. А ты моих ошибок не повторяй! – и Лариса постучала пальцем по столу. – Ладно, хорошо посидели, пошла я. На знакомства-то выходи. Сидишь затворницей, а там тебя, может, принц на белом коне ждёт не дождётся. 
Проводив подругу, Вера привела в порядок кухню, полчаса посвятила себе и  включила компьютер. Пройдя все формальности, оказалась на сайте. Писем нет, в дневнике – затишье, чужие читать не хотелось, и она впервые решила сделать не пост, а  просто запись в дневнике. Подумав, написала:

Если я в твоей судьбе
Ничего уже не значу,
Я забуду о тебе, 
Я смогу, я не заплачу.
Эту боль перетерпя,
Повторять не перестану:
«Всё равно счастливой стану,
Всё равно счастливой стану,
Даже если без тебя…»

Сохранив запись, решила почитать комментарии к последнему посту. Поначалу народ жарко спорил, но, видя, что хозяйка не появляется, градус  полемики снизился, последние реплики были вялым повторением предыдущих комментов. В это время пришло сообщение. Интересно, кто из знакомых обнаружил пропащую? Не дочитав обсуждение,  Вера перешла к почте. Оказалось письмо от Буратино. Это был постоянный читатель, как на работу приходивший в её дневник. Всегда молчком. У него не было фотографии, кто он, из анкеты тоже было непонятно. Иногда он протаскивал вместо фото картинку с Буратинкой, но продержаться она успевала не более получаса, пока её не отклоняли модераторы. И надо же, вдруг отважился написать. Приятно, когда твоё отсутствие, а тем паче появление, кто-то заметил. Буратино писал: «Верочка, Вас долго не было. А теперь прочитал вашу новую запись и подумал, что у Вас что-то случилось. Может, я излишне любопытен? Как вы себя чувствуете?»
Она ответила, что  всё в порядке, была очень загружена работой.
Буратино:
– Может, нужна помощь?
Вера:
– Спасибо, не нужно. Рада, что Вы заговорили. Может, перенесём разговор в дневник?
Буратино:
– Лучше так.
Вера:
– Почему Вы не загрузите какое-нибудь фото, вместо Буратинки? Всё-таки, пусть и не настоящее, но человеческое лицо. 
Буратино:
– Ник обязывает.
Вера:
– Но общаться приятней, когда у человека есть лицо.
Буратино:
– Хотите, пришлю по майлу? 
Вера:
– Пришлите. Интересно… Напишите, как отправите.
Пока Буратино занимался посылкой фото, Вера увидела, что в дневнике появился комментарий, и перешла туда. Первой оказалась Лидка (она так себя называет):
– Привет, Верка! Пропадала, бог знает где, а теперь объявилась и «забуду о тебе». Что  стряслось?  
Вера на Верку не обиделась, потому что Лидка так ко всем обращалась. Ответила:
– Добрый вечер, Лидка! Что стряслось, уже рассосалось.
Снова звуковой сигнал о пришедшем сообщении. Буратино известил, что фото отправил. Вера перешла в почту и увидела письмо от Петра Устинова. Неужели это Петька? Столько времени ходил в её дневник и виду не показывал, что они знакомы! Открыла прикреплённые файлы: точно, Петька! Прислал два фото. Одно со студенческих лет, а второе – нынешний Пётр Батькович, но почти не изменился. Вера и без юношеского фото узнала бы его, к тому же, фамилия тоже о многом говорит. Но как солидно выглядит! Профессор! Всё может быть. А вот сейчас она его и спросит. И летит сообщение:
– Петя, я так рада тебе! Что же ты столько времени таился? Выглядишь как профессор. 
Буратино:
– В точку, Вера! Профессор. Но уже не преподаю. Проректор по учебной работе.
Вера:
– Петь, пристрой меня по старой дружбе к себе работать. Мне в школе трудно.
Буратино:
– Господи, Вера, с научной степенью и в школе? Как тебя туда занесло? 
Вера:
– Рассказывать долго. Мама продолжительное время тяжело болела. Я была вынуждена уйти из института.
Буратино:
– Так, Вера. Мы тут можем до утра сообщениями обмениваться и всё равно половины не расскажем. Давай-ка мы с тобой завтра встретимся и поговорим. В три часа освободишься? И чтобы без лишних сообщений, напиши, куда за тобой подъехать: домой или на работу? Живёшь всё там же? Где находится школа? Адрес.
Вера опешила. Петя в юности был довольно-таки робким парнем, а сейчас очень решительный мужчина, с властными нотками в голосе. Руководитель, ё-моё! Чем-то он напоминал Ленкиного первого мужа, Валеру. Тому тоже стоило заговорить, и сразу чувствовался начальник. 
Написав Пете-Буратино, чтобы подъезжал к школе, попрощалась с ним и вышла с сайта, даже не посмотрев, появились новые комментарии в дневнике или нет.
Это Его Величество Случай послал ей Петьку Устинова. Вера верила, что он поможет с работой, как-никак второе лицо в вузе. Эх, не спросила, в каком? Да какая разница! Лишь бы из школы уйти. Петька – профессор, а то ботаник! Знай наших! Всё-таки есть польза от сайта знакомств. Правда, есть ещё Одноклассники, но туда что-то  у Веры руки не доходили.

Утром Вера тщательнее обычного собиралась на работу, долго выбирала наряд. Нужно одеться так, чтобы и на работе не очень в глаза коллегам бросаться, и на встречу с мужчиной было не стыдно пойти. А если отбросить в сторону коллег? Одеться так, чтобы и с мужчиной  (а Петька – мужчина) не стыдно было встретиться, и на работе себя в этом наряде себя комфортно чувствовать. Перепробовала различные комбинации имеющейся одежды и, обессилевшая от примерок, надела строгий брючный костюм, оживив его красной, достопамятной блузкой. Косметики нанесла в меру. Помадой пользоваться не стала, подумала, что после работы губы подкрасит, и они будут свежо выглядеть. А потом всё равно она её съест в каком-нибудь кафе. Вера была уверенна, что Петя пригласит её куда-нибудь пообедать. 
И тут её кольнула одна гаденькая мысль – а ведь телефонами они  не обменялись. И если у проректора возникнут непредвиденные обстоятельства, он не сможет сообщить о них. Но, взяв себя в руки, Вера сказала: «Если телефон не попросил, значит, уверен, всё срастётся», и с этими мыслями отправилась на работу.
День как день, ни плохой, ни хороший. А работать не хотелось, как будто уже завтра увольняется. Вряд ли вопрос с работой решится быстро, возможно, придётся доработать учебный год в школе. Значит, Вера дала себе команду, работать так, как будто даже и надежд на изменения нет. И занялась документацией. Время шло и шло, и дошло до половины третьего. Пора собираться. Тетради и прочие бумаги убраны, на столе порядок. Протёрла лицо, шею, за ушами влажной салфеткой, припудрилась, подкрасила губы яркой, в тон блузке, помадой, подправила причёску. Вроде, всё в порядке. Напоследок улыбнулась, подмигнула своему отражению и, надев куртку, пошла к выходу. 
Судя по всему, Петька должен приехать на машине. И опять попеняла себе, что  и об этом забыла спросить. В школьном дворе стояло несколько машин преподавателей и директорский Опель. По поводу каникул была разрешена парковка во дворе. Ещё раз, посмотрев на машины и не увидев незнакомой, пошла к калитке, от которой  навстречу к ней шёл Петька. Окинув взглядом друга юности, Вера одёрнула себя: «Не Петька! Такой мужчина не может зваться просто Петькой – Пётр Сергеевич, кажется». Вот ведь, забыла отчество.
Пётр Сергеевич радостно раскрыл объятия, в одной руке Вера заметила белую розу. Петя со словами: «Ты очаровательна, Верочка!» склонился к руке для поцелуя. 
– А ты стал дамским угодником, Петя? – спросила, смеясь, и в ответ поцеловала его в гладко выбритую щёку. 
– Станешь тут! Я же четыре раза был женат.
Вера не верила своим ушам. Ботаник-Петя четырежды был мужем!? Воистину, в тихом омуте… 
– Дети есть?
– Бог миловал. А то бы себе голый зад прикрыть средств не осталось, – тоже отшутился Пётр. – Я предлагаю все разговоры перенести в один уютный ресторанчик. Как?
– Согласна. И ты расскажешь, как до такой жизни дошёл?
– А ты о своей, – и, обняв Веру за талию, повёл к остановке.
Вера была разочарована – у Пети не было машины, но такой мужчина просто обязан был ездить на шикарной машине. Он, будто услышав её мысли, извинился:
– Я без машины. За рулём  ни грамма. Мы же отметим встречу шампанским? 
– Конечно, отметим.
Петя хотел взять такси, но подошла какая-то маршрутка, и он потянул Веру:
– Пошли, она прямо у «Ивушек» проезжает.
– Ивушки? Не слышала про такой, – пожала плечами Вера.
– А теперь и побываешь в нём. Там кухня хорошая, русская.

Ресторан был небольшой, дизайн в народном стиле. Официанты в красных рубахах и чёрных штанах, заправленных в чёрные же сапоги, на руке – полотенце. Увидев их с Петькой, метрдотель направился навстречу посетителям и приторно произнёс: «Пётр Сергеевич, рады Вас видеть! Ваш любимый столик свободен. Прошу!» и провёл к столику, обособленно стоявшему в конце зала.
– Ты здесь постоянный клиент? – Веру заинтересовало такое обращение распорядителя.
Петя усмехнулся:
– Да. Столько здесь защит и выпусков отпраздновали, что и просто пообедать стал захаживать. 
Принесли меню, Пётр Сергеевич предложил Вере выбрать вино, блюда, на что та ответила:
– Полагаюсь на твой вкус и опыт.
– Вер, я таких женщин не встречал, чтобы во всём доверялись мужчинам.
– Я ни во всём, а только в данном вопросе, – и гордо добавила, – А вообще, я женщина самостоятельная. 
Сделав заказ, Петя поставил локти на стол, подпёр голову руками и потребовал:
– Ну, рассказывай.
– Это долго. Давай, Петь, я тебе краткое содержание предыдущих серий расскажу? – Вере не хотелось портить встречу неприятными воспоминаниями.
– Валяй кратко, – милостиво согласился тот.
– Если ты не перестанешь строить из себя барина, я ничего не расскажу, – обиженно произнесла Вера.
– Прости, хотел тебя испытать, не получилось, – и он вновь поцеловал  Вере руку.
До прихода официанта Вера сумела сжато рассказать о последних двадцати годах своей жизни. Пётр слушал внимательно, иногда вскидывал брови, иногда хмурился, постукивал пальцами по столу, но подругу не перебивал ни единым словом. Сказывался опыт экзаменатора.
Первый тост, естественно, подняли за встречу. Мясо по-варшавски было сочным, вкусным, хорошо сочеталось с шампанским. Немного поев, Вера спросила:
– Петя, как ты исхитрился четыре раза жениться? Некоторые и один раз замуж сходить не сумели.
– И считай, что этим некоторым повезло. 
Вера удивлённо уставилась на друга. 
– Видишь ли, я западал на студенточек, дурак учёный. А им кроме денежек от папика ничего не нужно было. Ещё оценки за ничегонеделание. С последней развёлся пять лет назад, застав её дома с однокурсником. Как в анекдоте: возвращается муж из командировки, отпирает дверь своим ключом, тихо проходит в спальню, а там его место занято кудрявым юношей. Через месяц стал свободным. 
– Что же ты, теперь холостяком живёшь, бедненький? – Вера участливо погладила его по руке.
Петя перехватил её руку и стал перебирать верины пальцы, то сгибая их, то разгибая. Пересчитав их в третий раз, посмотрел на Веру и выдал:
– Вот мы с тобой два умника пару изображали, а не додумались тогда, что надо не изображать было, а стать парой. Но у нас есть ещё время в запасе, и мы можем всё переиграть. Выходи за меня замуж, Вер. Я не буду говорить, что люблю тебя, а попытаюсь сделать тебя счастливой. Взамен попрошу немного – ответить мне взаимностью и родить ребёнка.
 
Что может быть женщине приятней, чем признание в любви и предложение руки и сердца? Да, пожалуй, ничего. Но предложение руки, без признания – это как-то непонятно. Вот если бы у Веры было состояние, крупная недвижимость, тогда всё логично – предложение с корыстными целями. Но у неё ничего этого нет, и предложение странно вдвойне. Да и не виделись они столько лет. Какими стали? Известно только то, что кратко изложили друг другу. Не было никаких отношений, ухаживаний…Нет, это несерьёзно!
Чтобы не обидеть Петра, Вера начала мягко, издалека:
– Мы совсем не знаем друг друга теперешних, Петя. Оба изменились со студенческой поры. Нужно какое-то время, чтобы узнать…
– Ты мне отказываешь? – не дал ей договорить Пётр.
– Но ведь нужна хотя бы симпатия, чтобы согласиться жить с человеком.
– У меня симпатия есть, – твёрдо сказал Пётр, и Вера сразу поверила ему. И он тут же задал встречный вопрос, – А у тебя ко мне нет?
– Ну, нельзя так, Петя! – с нажимом в голосе проговорила Вера.
– Тогда скажи, как можно? – Петя тоже повысил голос. – Жить каждому в своей норе и временами выть по-волчьи от одиночества, когда рядом, в одном городе есть родная душа, соединившись с которой можно жить счастливо много лет.
– И умереть в один день, – эхом вторила Вера.
– Я знаю, – закипал Петя, – ты в своём дневнике отточила язычок в остротах. Я не буду с тобой состязаться. Но могу обещать, что не только симпатия, но и любовь появится, если ты скажешь ДА в ответ на моё предложение. Я сейчас сдерживаю свои чувства, чтобы не слишком переживать в случае отказа, но…
– А ты попробуй не сдерживать, – подсказала Вера.
И слово было услышано! Петя спросил её: «Паспорт есть с собой?» Вера, не поняв, в чём дело, открыла сумочку и кивнула, убедившись, что паспорт там. Пётр положил на стол деньги, взял Веру за руку и потянул:
– Пошли! Быстро! У нас полчаса на всё про всё.
– Полчаса на что? – продолжала не понимать Вера.
– На то, чтобы стать мужем и женой. Через месяц. Все вопросы потом, в течение месяца. А в экстремальной ситуации доверься мужчине.
– Сейчас, что,  экстремальная ситуация? – наивно спросила Вера.
– А как ты думаешь? Через полчаса ЗАГС закроется! – воскликнул Петя и, чмокнув Веру в щёку, потащил её к выходу, не обращая внимания на удивлённо смотрящих на них посетителей.

©Елена Му, 2012




Источник:
Категория: Мои рассказы | Добавил: Skazka (03.01.2013) | Автор: E W
Просмотров: 399 | Комментарии: 0 | Теги: | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz