СКАЗОЧКА 2010          


Категории раздела

Профи [0]
Любители [1]
Мои рассказы [17]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Творчество » Мои рассказы[ Добавить статью ]

NEW – ДЮЙМОВОЧКА
Вечер удался. Слегка взволнованные съёмками, мы с удовольствием подняли бокалы за новоселье. Потом за обновление, в третий раз – за любовь. Вино приятно расслабило, и мы со смехом вспоминали эпизоды нашей домашней фотосессии. 
– Вера, вот ты уже сколько на сайте? – спросила Лариса.
– Месяц.
Я удивлённо вскинула брови. Она уже месяц там резвится, а я только узнаю об этом?
– И каков результат? – спрашиваю.
– Больно ты шустра, девушка! Думаешь,  за месяц можно хорошее знакомство найти?  Есть некоторые, которым сразу подфартит, но иногда и годами можно ждать и … 
– И не дождаться, – договорила я за Веру.
– Да.
– Тогда какой смысл? Ты начни хоть с какого-нибудь предложения. А потом, как по цепочке, пойдут новые предложения.
Вера аж вся вспыхнула:
– С какого-нибудь? Пойдём, я покажу тебе, какие они, эти какие-нибудь знакомства. 
И мы снова перекочевали с кухни в гостиную, прихватив фужеры и тарелку с мясным ассорти. А Вера – стаканчик с салфетками. 
Она быстро вышла на свою страницу, открыла одно из сообщений. 
– Читайте!
Коротко, ёмко: «Вы@бал бы тебя с удовольствием!»
Лара ахнула и всплеснула руками:
– Это все так пишут?
– Нет, не все, а только особо отягчённые мужскими достоинствами. Козлы похотливые. Вот с такими Леночка предлагает мне встречаться.
– Не передёргивай. Я лишь имела в виду, что надо с чего-то начать, чтобы понять, что ты хочешь найти. Вернее, кого.
– А он тебе не нравится, Вера? – как-то подозрительно спросила Лариса.
– Конечно, нет.
– Тогда отдай мне его, – попросила Лара.
– Ты хоть понимаешь, что говоришь? – возмутилась Верочка. – Смотри, что у него в анкете написано! – и она щёлкнула по фото.
В мгновение ока перенеслись на страницу этого озабоченного, мы прочли цель зна-комства – секс на 1-2 раза. 
– Теперь тебе ясно? – Вера обратилась к Ларисе.
И что бы вы думали, ответила последняя?
– А мне больше и не надо. У меня уже два года мужика не было, как мой пить стал  – и у неё на глазах заблестели слёзы. – Я и на подработку-то хожу, чтобы устать и о сексе не думать. Денег и так немало зарабатываю. Я же не старая…
– Блин! – вырвалось у Веры. – Да такого добра на сайте полно. А этот сам тебе напишет. К новеньким особое внимание. Не плачь, для здоровья ты найдёшь здесь мусчинку. Давай закончим твою регистрацию, и не успеем мы поднять за это бокал, как тебе по-сыплются предложения – только выбирай. Лен, не в службу, а в дружбу, поставь в микроволновку курицу, а то она уже совсем остыла.
– Хоронить пора.
– Не надо хоронить, оживи малость. 


Оставив девчонок священнодействовать за компом, я пошла на кухню разогреть, подрезать, а заодно кое-что помыть. «Вот странно: Вера хочет встретить порядочного мужчину, Ларисе нужен мужичок для секса, а мне никого пока не надо – но все потащились на сайт знакомств. Цепная реакция… Да ещё это чудесный пеньюар. Все просто ошалели от него, будто заслышав призыв трубы к наступлению. Надо себе наподобие купить».
В кухню вошли довольные девчонки.
– Зарегились?
– Чего? – не поняла Лариса.
– Регистрация прошла успешно, – ответила за неё Вера. – Сейчас мы это событие отметим. Семена брошены в благодатную почву, остаётся ждать всходов, – и она отработанным движением разлила вино  по фужерам.
– Ну, за всходы! – провозгласила я.
Чокнулись, сдвинув бокалы. Не успели допить, как услышали сигнал о полученном сообщении. Лариса встрепенулась, порываясь бежать к компу.
– Закусывай, – осадила её Вера. – Подождёт. Пусть думает, что у тебя уже очередь. А там и ещё ктонить напишет, тогда и будешь выбирать и отвечать. 
Лариса повиновалась. Потом снова вскочила из-за стола. Мы даже не успели придержать её. Но через пару секунд вошла в кухню с коробкой, про которую она забыла, увидев Веру в пеньюаре.
– Я же тебе, Верочка, подарок на новоселье принесла. Лен, наливай! Ещё раз за преобразившуюся квартиру!
Снова – дзынь! И снова звук пришедшего сообщения. И ещё. 
– Понеслось, – удовлетворённо заметила Вера. – Что же там такое? – довольная, она открыла коробку. – Лариса, ты меня балуешь, – и извлекла из недр красивую конфетницу. 
– А я без подарка, – вылетел у меня виноватый вздох.
– В Новый год – с тебя два подарка. Пошли почту смотреть, а то женихи разбегутся.

Дел было много: вымыть посуду, испечь пирожки, приготовить ужин и неплохо бы сходить в магазин – прибавившееся число едоков требовало пополнения закромов. Проходя мимо комнаты сына, заглянула полюбопытствовать, чем тот занят. Алёша сидел за компьютером. Не уроками занимается, значит, можно оторвать. Подошла к нему, посмотрела на монитор – какие-то криминальные хроники – и попросила:
– Алёша, сходи, пожалуйста, в магазин!  У нас продуктов маловато, а я займусь пирогами и ужином.
Мальчик посмотрел на мать: 
– Пироги в честь инопланетной гостьи? 
– Нет. Я не хотела из-за одного хлеба идти в магазин и растворила тесто. А потом Эя свалилась как снег на голову. Надо кое-что подкупить. Я завтра работаю, и вам до моего прихода нужно чем-то питаться. 
– Хорошо, – согласился сын, – я сейчас закрою всё и приду к тебе. Готовь список.
Лиза наклонилась поцеловать его и увидела на экране сообщение о пропавшей грудной девочке. 
– Лёша, что ты ищешь? – спросила его в предчувствии чего-то нехорошего. 
– Инфу о пропавших девочках. Ты, что украла Эю?
– Да как ты мог подумать такое о матери?! – возмущению её не было предела. – Пошли на кухню, я тебе всё расскажу. 
Не теряя даром время, Лиза ушла заниматься делами. Включила на кухне воду. Ей показалось, что шум воды и мытья посуды может помешать сну девочки, прикрыла дверь и в ускоренном темпе привычными движениями занялась посудой. Алёша появился в разгаре процесса. 
– Протри стол, возьми ручку и бумагу, а я буду диктовать. 
Сын послушно выполнил. Знал, что если мать начинает отдавать приказания, а не просит, спорить не рекомендуется.  Да и понимал, что у неё, действительно много дел на сегодня. 
– Я готов. 
Не поворачиваясь к сыну, Лиза перечисляла: 
– Батон белого хлеба, докторской колбасы граммов триста, литр молока, печенюшек, какие сам любишь и детского питания в баночках. 
– Какого? – спросил Алёша. – Я не разбираюсь в этом. 
– Да я уже тоже, – растерянно произнесла Лиза. 
Она прекратила мыть посуду, соображая, как можно быстро узнать, что купить. Продавцы в магазинах, зачастую, не имеют понятия о продаваемом товаре. Специализированного магазина поблизости нет. Не посылать же сына в центр. И вспомнила, в аптеке недалеко от дома есть отдел детского питания. Там, наверняка, посоветуют, что подходит для годовалого ребёнка. 
– Лёш, сходи в аптеку, там спросишь, что можно у них купить для детей от года до полутора лет. Такое, чтобы можно было есть без разогревания. Эе завтра предстоит быть одной дома, пока ты не придёшь из школы. Она хоть и умная девочка, но я не хочу пока подпускать её к плите – слишком мала. Подойдёт какое-нибудь фруктовое пюре с сухариками или что-то в этом роде. 
– Мам, а если меня спросят, для чего мне это? Согласись, подозрительно выглядит, когда родители  посылают ребёнка за детским питанием, и не говорят, что конкретно нужно купить, – сын посмотрел испытующе на мать. 
– Ты всё продолжаешь думать, что я украла Эю? Это не так. 
– А как?

Лиза присела напротив сына и рассказала ему об утренних событиях, утаив только мысли о своём сумасшествии. По мере продвижения к концу повествования росло удивление парня. 
– Мама, этого не может быть, – резюмировал он, когда рассказ был закончен. 
– Я знаю, Алёша, что происшествие невероятное, но это так. Объяснение не могу найти. Я пыталась расспросить малышку про родителей, но она как будто не понимает меня. Такое ощущение, что только сегодня на свет появилась. 
– Ты видела новорожденных, которые самостоятельно умеют ложкой есть и говорить?
Лиза лишь отрицательно покачала головой. Что же за штука такая с ними произошла? Оба  сошли с ума? Уж не сон ли это? Она щипнула себя за руку, потом сына. Отметила реакцию обоих – почувствовали.
– Давай оставим на потом выяснение; сейчас существует проблема, что есть ребёнку, пока дома не будет взрослых.
Сыну, явно, понравилось, что мать считает его взрослым, он удовлетворённо хмыкнул, но напомнил свой вопрос: 
– Как мне спросить в аптеке, чтобы не возникло подозрений? 
Перебирая варианты, Лиза пришла к грустному выводу: все они могут вызвать подозрение. Родители, если они – нормальные родители, всегда знают, какое питание нужно детям. Только люди, у которых случайно на руках оказался малыш, не знают, чем его можно его покормить. И ей вспомнился фильм «Ползком от гангстеров», который они смотрели с сыном с компьютера. Эврика! Компьютер им поможет. 
– Лёш, давай в Интернете посмотрим, что рекомендуется детям до полутора лет? 
Мальчик кивнул и пошёл к себе. Лиза домыла посуду и тоже направилась в его комнату, уверенная, что он уже всё нашёл. Так и оказалось. Он не только нашёл необходимое питание, но и навёл справки, что имеется в наличии в их аптеке. 
– Мам, зачем в аптеку ходить? Куплю в универсаме. Там есть отдел с детским питанием, и никого не надо спрашивать. 
– Конечно, – обрадовалась Лиза. – А что ты там про потерявшихся детей нашёл? 
– Ничего особенного. Девочек, по приметам похожим на Эю, не разыскивают. 
– Вот и хорошо, можно не продолжать поиски. Я думаю, её родители-пьяницы выгнали из дома. 
– Ага. И на наше окно поставили. Ты серьёзно так думаешь? 
– Лёша, я вообще не знаю, что думать? – Лиза жалобно посмотрела на сына. – Мне утром стало казаться, что я схожу с ума. 
– Вполне верю. Но мы, что, оба с тобой сходим с ума? Так не бывает! Объяснение, я уверен, есть, только мы с тобой на него наткнуться не можем. Как слепые котята.
Лиза поцеловала сына в макушку: 
– Спасибо тебе, Алёшенька! 
– За что, мама? – удивился тот. 
– За то, что спятившей дурой не считаешь. Собирайся, я сейчас тебе денег дам.
Выходя от сына, она заметила метнувшуюся в её комнату тень. По спине пробежал холодок. Что там ещё такое? Мало на сегодня приключений? Кроме спящей малышки там никого нет. Может, она встала и вышла посмотреть, что делается в доме? Тогда зачем стремительно убегать? Вопросы, вопросы, одни вопросы! Надо не гадать, а пойти посмотреть, что  с девочкой. 
Лиза шла в свою комнату неохотно, будто её что-то отталкивало. Она приготовилась столкнуться с чем-нибудь жутким или неприятным, но вместо этого увидела мирно спящую девочку. Она раскинула в стороны ручки, выпростав их из-под одеяла. Глаза закрыты, ресницы не подрагивают, грудь мерно вздымается и опускается. Чудесная картина – спящий ангел! Наверное, ей от перенапряжения, бог знает что, мерещиться начинает? Вынув из сумки кошелёк, снова посмотрела на Эю: всё так же спокойно спит.
Отправив сына за покупками, Лиза принялась печь пироги, хотя надобность в них уже отпала. Но тесто давно подошло и грозило перебродить, если им не заняться тотчас. С маленькими возиться не хотелось – долго – и она сделала на двух противнях большие закрытые пироги яблочной начинкой. 
И вскоре по квартире распространился аппетитный запах, ставший причиной пробуждения малышки. Она пришла на кухню неодетая, шлёпая босыми ногами по полу. Села на своё место за столом и стала с интересом наблюдать за хозяйкой, снующей между столом, раковиной и плитой. Лиза лишь улыбнулась девочке, продолжая заниматься делом.
– Хорошо  пахнет, – произнесла отстранённо Эя. 
– Скоро испекутся  пироги.  Будешь есть? 
– Не знаю. Я никогда не ела их. 
– А что ты любишь? – продолжала расспрашивать Лиза, вынимая из плиты противни с зарумянившимися пирогами. Но поскольку была поглощена действом, не расслышала ответ малышки: 
– Манную кашу, яблоки, чай  с вареньем.
– Теперь их попробуешь, – смазывая пироги маслом, подытожила хозяйка. 


Раздался звонок, и, вытирая на ходу руки, Лиза пошла открывать. За дверьми стоял Алёша, держа в обеих руках пакеты. Приняв покупки, мать пошла с ними на кухню, не забыв поцеловать сына. 
– Пирогами пахнет даже на улице. Уже можно есть? – прокричал он из прихожей.
– Сейчас я вам отрежу, чтобы быстрее остыли.
Сын, заглянул в кухню и, увидев Эю, весело спросил: 
– Ты тоже уже нарисовалась здесь? В смысле пришла на запах.
Девочка кивнула в ответ. 
– Пошла, оделась бы, – велел ей Алексей, – Мама не любит, когда за столом сидят неодетыми. 
– Я не умею. 
– Да нечего делать. Вспоминай, как мама тебя одевала, – и мальчик кивнул в сторону матери.
Эя соскользнула со стула и ушла. Лизе очень хотелось посмотреть, как малышка будет одеваться, но надо было прибраться на кухне после пирогов и разобрать покупки. С появлением в их семье одной маленькой девочки сразу прибавилась много дел, и Лиза не успевала. Так это ещё у неё выходной сегодня. 
– Алёша, ты, помнится, мечтал, что если бы у тебя была сестрёнка, то помогал бы мне? – нашла выход, – вот момент настал. Продукты убери по местам, а прочее оставь в пакетах, я чуть позднее ими займусь.
И они занялись каждый своим делом, мешая друг другу в тесной кухне. Но оба, молча, переносили неудобства. Сын, убрав продукты, чтобы не мешать матери, сел за стол, посматривая на дымящиеся куски пирога. 
В дверях появилась Эя. Алёша, глядя на нее,  схватился за живот от смеха. Ничего особо  смешного не было. Девочка сумела одеться самостоятельно, только застегнула кофту не на те пуговицы. Лизе показался смех сына злорадным. 
– Нечего закатываться, ты сам так же учился. Лучше покажи ей, как надо застёгивать одежду.
Алексей осёкся, протянул руку и поманил: 
– Иди сюда, горюшко маленькое, сейчас всё по-взрослому сделаем. 
Эя послушалась. Парень усадил её рядом, расстегнул застёгнутые наперекосяк пуговицы и менторским тоном произнёс: 
– Каждую пуговицу надо просовывать в дырку напротив. Начинать удобнее с верхней. Смотри и запоминай. 
Девочка  кивнула и стала внимательно следить за руками  Алёши. Когда дело дошло до третьей пуговицы, он вдруг почувствовал, что под его рукой грудь девочки стала увеличиваться, и чётко обозначился набухший сосок. Парня как током ударило, он покраснел, мгновенно вспотел и, отдёрнув руку, тихо спросил: 
– Ты чего? Не балуй! 
Эя смотрела на него прежним, ничего не выражающим взглядом: 
– Ты о чём, Алёша? 
– Ни о чём, – буркнул мальчик, – дальше давай сама. Ты ж у нас способная.
Мать, занятая своим делом, не видела происходящего, она только расслышала последнюю фразу сына – «Ты ж у нас способная», –  и для неё она прозвучала как признание девочки сестрой. Лиза умилилась, а Эя тем временем успешно справилась с пуговицами. Дети ждали пирогов. Мать вновь поставила на газ чайник, расставила тарелки и сама присела на минутку.
– Твоя сестрёнка очень способная, и я думаю, что завтрашний день она сможет провести самостоятельно до твоего прихода.
Лиза обратилась к девочке: 
– Еду я оставлю тебе здесь, на столе. Можно есть, не разогревая. Если захочешь чая, нальёшь его из термоса, вон из того, красного. Я потом тебе покажу, как это делать. Газ включать нельзя, чтобы не было неприятностей. Справишься? 
– Да, – уверенно сказала малышка.
Лиза поднялась на свист чайника, занялась приготовлениями. За её спиной наблюдалась интересная картина: Эя насмешливо, в упор смотрела на Алёшу, а тот сидел, потупив взгляд и, изо всех сил пытался сопротивляться гипнозу её синих глаз. Он никак не мог взять в толк, что произошло между ними? Девчонка, как девчонка, глупышка годовалая, откуда у неё могла взяться грудь? Это его эротические фантазии или он, как мать, немного не в себе? То, что этот их найдёныш – штучка непростая, однозначно. И поэтому нужно как можно скорей, разузнать о ней как можно больше и постараться от неё избавиться, а то она доведёт их до психушки. 
Чай с пирогами ели молча. Видно они с матерью здорово устали, а Эя болтливостью не отличалась. 
Поев, Алексей пошёл делать уроки, не собираясь наблюдать мамины восторги по поводу умненькой дочурки. Но он никак не мог сосредоточиться на задаче. Мысли возвращались к странностям на кухне. И ему вновь захотелось испытать то томное чувство, которое испытал от прикосновения к груди малышки. При этих воспоминаниях он ощутил тяжесть в низу живота, и тут же почувствовал, что трусы стали мокрыми. Быстро добежал до туалета, но уже было поздно… Чертыхаясь, он прошмыгнул в ванную, привёл себя в порядок, выстирал трусы и, зажав их  в кулаке, вернулся к себе. Раскладывать их  на батарее сейчас он не собирался – ещё чего доброго мать увидит – закатал в полотенце и спрятал в шкаф. Достал чистые трусы, быстро переоделся и снова  сел за уроки. 
Но какие тут уроки! Теперь он переключился на себя. Что  с ним такое? Слышал от пацанов в классе про поллюции, может, это они есть. Уроки побоку; полез в Интернет и стал просматривать ссылку за ссылкой по запросу «поллюции». По мере чтения, Алексей успокаивался. Ничего страшного, обычное явление при половом созревании. Чаще бывают ночные, но у него эротическое ощущение случилось наяву. Это тоже норма. Но вот «сестрёнка» – это проблема. Сколько он не искал, какой ни делал запрос, ничего похожего не нашёл. Фантастика! 
Он краем уха слышал, что мать сначала учила Эю, как пользоваться кухонными приборами, потом занималась обмером девчонки, собираясь завтра заняться шитьём нарядов для своей дочурки. 
Лиза была всецело занята малышкой. И, только уложив её спать, заметила, что в комнате сына горит свет. Укорив себя за невнимание к старшему сыну, зашла к нему в комнату и, традиционно поцеловав в макушку, как можно ласковее сказала: 
– Алёшенька, тебе завтра предстоит позаботиться о сестрёнке, пока я буду на работе. Согреешь суп, чай, пожарь макароны. И сам обязательно поешь. Помнишь, как мы мечтали о том, что у нас появится маленький ребёнок, как ты будешь помогать мне? 
– Помню, мама. Но эта девчонка – не сестра мне. Я вполне допускаю, что появилась она не совсем обычным образом. Но зачем тебе проблемы из-за чужого ребёнка? Надо найти её родителей или детский дом, откуда она сбежала. 
– Но она же – маленькая, – попыталась Лиза воззвать к его совести.
– Ничего себе маленькая! – вырвалось у Алёши, ещё не забывшего, какие метаморфозы, произошли с этим ребёнком перед ужином.  
– Да, она не по годам умная, но она ребёнок и нуждается в заботе.
Парень колебался: рассказать матери или нет о случившемся? Он видел, что она очень устала сегодня, и решил не расстраивать её своими подозрениями. Но самому нужно быть начеку. Заверив мать, что всё сделает, спросил, не купить ли после школы что-нибудь  в магазине? 
Лиза расчувствовавшись, обняла и вновь поцеловала сына. В это время они услышали какие-то шорохи за неприкрытой дверью и одновременно повернули головы. Затем, не сговариваясь, вопросительно посмотрели друг на друга. Алексей вскочил и на носочках подошёл к комнате. Открыл дверь, и пред ним предстала та же картина, что и ранее матери – очаровательная спящая малышка.  
Подошедшая Лиза потянула его за руку, прикрыла дверь и утащила на кухню. Там в целях предосторожности тоже закрыла дверь и шёпотом поведала о случае с бездомным мальчиком, обнаруженном участковым.  Выслушав мать, сын ещё больше утвердился в своих подозрениях относительно ненормальности происходящего с ними. И даже можно сказать, в аномальности. «Борьба предстоит трудная», – подумалось ему. Почему БОРЬБА? Так во всех фантастических фильмах с аномальными явлениями борются, потому что они, эти явления, таят в себе угрозу для людей. В фокусах, вытворяющих этой ангелоподобной малышкой, Алексей усмотрел угрозу для себя.
Едва мать покинула комнату, он вытащил припрятанные трусы и разложил их на батарее. 
Спать Алёша лёг заполночь, так и не доделав уроки. Во сне ему снился один  и тот же кошмар – упругая грудь малышки под его рукой. Просыпаясь в холодном поту, он переворачивался на другой бок, чтобы отогнать от себя навязчивый и необычно реальный сон. И если не мог понять природу этой свалившейся  на них с неба пришелицы, то природу своих волнений Алексей вполне осознавал – в нём проснулся мужчина. И этот мужчина желал вновь пережить взбудоражившие его ощущения. Пережить реально. Но то же время,  чётко осознавал, что это аморально – желать близости с ребёнком, с сестрой. Он стал называть Эю сестрой, чтобы удерживать себя на дистанции. Сколь долго ему это удастся? Сможет ли он сдержаться, если возникнет похожая ситуация? 
Измученный попеременно этими вопросами и повторяющимся кошмаром, парнишка уже проваливался в сон, когда дверь в его комнату приоткрылась, и привыкшие к темноте глаза Алёшки различили силуэт той, которая явилась причиной его бессонницы. Стало страшно, и он зажмурил глаза. Девочка приближалась к его дивану. «Может, она – лунатик?» – мелькнула мысль. Слегка приоткрыв веки, Алеша наблюдал за малышкой. Движения были уверенные, глаза открыты. Подойдя к дивану, она совсем как мать, уселась на край и стала гладить парня поверх одеяла. И, странное дело, он чувствовал приятную теплоту её ладони. 
– Алёша, Алёшенька, – приговаривала она ласковым, а не тем привычным, ничего не выражающим тоном. 
Вновь приоткрыв глаза, сквозь ресницы, парнишка увидел, что Эя начала увеличиваться в росте, по мере которого очертания её фигуры приобретали формы взрослой девушки с красивой упругой грудью. И эта грудь, как магнитом притягивала к себе взгляд. Одежда непонятным образом слетела на пол, не разорвавшись. Алексей, уже не контролируя себя, во все глаза смотрел на это чудо. 
Заметив устремлённый на неё взгляд, девушка взяла алёшину руку и положила к себе на грудь. Тело парня пронзила дрожь, казалось, мышцы разрывались с треском. Противостоять этому наваждению он не мог и не хотел. Жадно лаская грудь, ему хотелось припасть к ней и целовать, целовать, целовать без меры. Девушка прижалась к нему и с придыханием спросила: 
– Я нравлюсь тебе, Алёша? 
– Да, – выдохнул парень. 
– Возьми меня.
Её рука проникла под одеяло и ползла выше и выше по ноге, доставляя неизведанное ранее блаженство. И когда нежные пальчики коснулись возбуждённого члена,  в голове Алексея вдруг произошла вспышка. Он вспомнил своё решение бороться с неизведанным, и волевым движением отшвырнул преобразившуюся малышку на пол. 
– Ты что, Алёшенька? – удивилась Эя. – Ты же хочешь меня. Я вижу, – и обратила насмешливый взгляд к его причинному месту.
И ни слова о том, что ей больно, хотя грохнулась она с такой силой, что могла разбудить не только спящую мать, но и соседей снизу. Но дом безмолвствовал, словно погружённый в гипнотический сон. 
– Пошла прочь, чёртова кукла, – громким шёпотом приказал Алексей, – а то я придушу тебя.
В ответ раздался смех. 
– Или выкину туда, откуда пожаловала.
Эта угроза поимела действие. Девушка на глазах стала уменьшаться в размерах, словно сдувающаяся резиновая игрушка. И несколько мгновений спустя в комнате стояла голенькая годовалая девочка. Она подобрала пижаму, но медлила с одеванием. 
– Злой ты, Алёша, – жалобным голосом произнесла кроха. 
Парень без лишних слов вытолкал её из комнаты и впервые за свою жизнь запер дверь на нехитрую защёлку с ограничителем.  Собираясь лечь в постель, со злостью на самого себя обнаружил, что трусы снова мокрые. Чертыхнулся, вынул из шкафа чистые и пошёл в ванную.  Вернувшись, тщательно обследовал комнату: проверил все углы, шкаф, письменный стол, с опаской приподнял одеяло. Не обнаружив своей совратительницы, запер дверь, улёгся в постель и, наконец, заснул. 
Утром хотел рассказать о ночном происшествии матери, но, не зная, в каких словах это сделать, отложил свою исповедь до лучших времён. Только когда настанут эти лучшие времена? Девчонка утром не отлипала от матери, надо полагать, и вечером будет то же самое. А ночью станет подслушивать. Алексей теперь был уверен, что ночью им с матерью шорохи за дверью не померещились. Это их «маленькая» проявляла чудеса шпионажа.
А мать с ней: «Тю-тю-тю, сю-сю-сю, моя хорошая». Тьфу, слушать противно! Кое-как позавтракавши, получив от матери деньги и список покупок, парень, наскоро собравшись, отправился в школу.
 
На уроках хотелось спать, и, как не крепился, на втором уроке Алёша всё-таки заснул во время контрольной по химии. Под смешки класса и звуки заливающегося звонка учительница разбудила его, посмотрела на недописанную работу и велела прийти доделать после уроков, что вполне его устраивало. Чем позднее он попадёт домой, тем лучше. Не хотелось оставаться наедине с девчонкой. Кое-как дотянув до конца учебного дня, в постоянной борьбе со сном,  Лёша пошёл дописывать контрольную. 
Голова работала плохо, простые задачи не получались, в уравнениях – сплошные ошибки. Но всё-таки он пытался добросовестно  выполнить задания, всячески оттягивая момент возвращения домой. Учительница, закончив проверку тетрадей, сказала: «Сидеть с тобой до морковкинового заговенья я не собираюсь. Что сделал, то и буду оценивать. Не сиди ночами за компьютером. Хотя бы перед контрольными».

Делать нечего, пришлось идти домой. По дороге он передумал сразу идти в магазин. Надо проверить, что делается дома? 
Едва вошёл в квартиру, в прихожей возникла Эя. В своём обычном образе – маленькой живой куклы. Дверь в комнату была открыта, на сетевом фильтре горела лампа индикатора включения. Алексей отчётливо  помнил, что ночью выключил всё – даже фильтр из электросети. 
– Тебе кто разрешал компьютер включать? – подступил он к девочке. 
– Мне было скучно, я хотела поиграть, – виновато ответила та. 
– Ну, и какие успехи? 
– У меня не получилось. Научишь меня? 
– Ещё раз подойдёшь к компу – окажешься за окном, – припугнул её «брат», памятуя, что ночью это возымело действие. 
– Не окажусь, – уверенно сказала малышка. – Я маме пожалуюсь на тебя. 
– Кто твоя мать, неизвестно. Скорее всего – чёртова бабушка. А из нас двоих моя мать явно предпочтёт меня. И никакие твои фокусы не помогут. Советую подумать на досуге, которого у тебя будет с избытком. Мама работает, а я посвящать тебе своё время не собираюсь.  
Пришлось переобуваться, чтобы отключить фильтр. Заодно выскреб из стола свои сбережения c твёрдым намерением купить замок для двери. Никогда ещё не приходилось ему самостоятельно врезать замок, но мужское чутьё подсказало, что нужно измерить толщину двери. 
Возвратившись, Алёша занялся замком. Инструменты дома были. Изучив содержимое коробочки, чертежи, принялся за дело. На шум из комнаты вышла девчонка и с интересом наблюдала за работой. Никаких фокусов себе не позволяла, но лишь пару раз ехидно ухмыльнулась, на что парнишка старался не реагировать, хотя внутри у него всё кипело от негодования. Боязнь оставаться с ней наедине была, но показывать её – значит, праздновать труса, значит, дать этой кукле моральное превосходство.
Не таким и  сложным оказалось дело. «Теперь можно подрабатывать врезкой замков», – удовлетворённый результатом подумал Алёша. Убрав строительные отходы, разогрев обед, позвал: 
– Эй, иди есть! – и, не дожидаясь ответа, уселся за стол.
Девчонка притащилась, шаркая ногами, на вид вся сонная. Молча села, посмотрела на пустую тарелку, подняла удивлённый взгляд на парня. Умеет она так смотреть! Слова не скажет, а виноватым или дураком даст себя почувствовать. Так же, молчком, Алексей встал, наполнил её тарелку супом и жестом хамки-официантки (явно, подсмотренным  в каком-то фильме) буквально швырнул в направлении малышки, отчего содержимое тарелки расплескалось по столу. 
Будто бы, ничего не заметив, Алёша продолжил прерванную трапезу. А вот их найдёнышу такой беспорядок на столе не понравился. Она вышла из-за стола и безошибочно направилась к кухонной тряпке, привела стол в порядок и невинным голосом сказала о себе в третьем лице, как это часто делают дети: 
– Эя любит порядок, Эя аккуратная, – и тоже принялась за еду.
Получалось это у неё ловко, как будто она уже давно умеет пользоваться ложкой. У парня мелькнула озорная мысль: как она будет вилкой работать? Как раз на второе было пюре. Он – не эстет, запросто обошёлся бы и ложкой, но ради такого случая стоило изобразить из себя мальчика из интеллигентной семьи. Имеет он право на реванш за сегодняшнюю ночь? 
Не глядя, доеден суп или нет, забрал тарелку, выхватил из рук ложку – всё в лучших традициях совка – кивком показав на вилку, подмигнул: 
– Делай как я. 
Девочка смотрела, как пользуется вилкой Алёша. А тот вытворял чудеса жонглирования: крутил вилкой и так, и сяк, держал правильно и совершенно неверно, перекладывал из правой руки в левую. Но результат наблюдения был неожиданным – Эя взяла вилку по всем правилам и уверенно принялась за пюре. 
– У меня высокая обучаемость, – сказала  девочка без хвастовства, просто констатируя факт.
Никаких реплик со стороны Алексея не последовало, доедали в полном молчании. Зато после обеда он, умело используя её высокую обучаемость, предложил: 
– Давай, способная, попробуй новому делу научиться. Я обед приготовил – тебе посуду мыть. Подставь табуретку и вперёд. Если был бы я девчонкой, я бы маме ТАК помог, – процитировал с нажимом на слове ТАК и составил грязную посуду в раковину. 
Эя уже влезала на табурет, когда мальчик открыл кран и назидательно сказал: 
– Смотри внимательно, показываю один раз. Если не научишься, значит, ты просто хвастунья, а невысоко обучаемая личность. Лохушка, короче.
И снова девочка очень внимательно наблюдала за показом, затем, взяв в руки губку, принялась так заправски мыть посуду, будто профессионально занималась этим всю сознательную жизнь. Лешка, удовлетворённо хмыкнув, дал последнее указание: 
– Тщательно споласкивай посуду, чтобы смыть всё  средство, – и пошёл к себе, напевая на мотив песни «Я леплю из пластилина» вспомнившееся стихотворение, – Если был бы я девчонкой, я бы маме так помог, мама сразу бы сказала: «Молодчина ты, сынок!» 
День проходил в его пользу. Девчонка присмирела. Что готовит предстоящая ночь? Меры безопасности приняты, но насколько они окажутся надёжными? И нужно обязательно поговорить с матерью. Алексей чувствовал исходящую от девчонки угрозу, пока непонятой им природы, и был уверен, что в их интересах как можно скорее избавиться от «ближайшей родственницы».
За всеми заботами дневная сонливость пропала, и он уселся за уроки. Но по привычке сначала включил компьютер, и едва тот загрузился, не замедлил направить в свой адрес: «Лох несчастный! Ведь надо было запаролить вход, вот теперь и получи!» Малышка в его отсутствие не только поиграть решила (интересно, откуда она знает, как с компьютером работать?), но и удалила с рабочего стола папочку с информацией о пропавших, сбежавших девочках её возраста. Случайность? Вряд ли… 
Заглянул в корзину – девственно чиста. Поиски на жёстком диске ничего не дали. Никаких следов! Так удалить мог только продвинутый юзер. Лёша просмотрел лог действий. Девчонка пользовалась компом с 10. 30 до 11.00, в игры не играла, а просмотрела некоторые открытые для общего доступа файлы, удалила папку «РОЗЫСК» и предприняла попытку открыть некоторые защищённые паролем файлы. 
Сорвавшись с места, он бросился на кухню, где Эя уже закончила мытьё посуды и протирала мойку. Подскочив к ней, Алёша крепко схватил её за руки: 
– Ты, мерзость мелкая, что искала на компе? Кто тебе вообще разрешал к нему даже прикасаться? 
– Я хо-те-ла по-иг-рать, – по слогам отвечала девчонка, потому что парень с каждым словом тряс её, как грушу. 
– Поиграть, хотела? Сначала врать научись, чёртова кукла! Тот, кто научил тебя пользоваться компьютером, не сказал тебе, что все твои действия на нём можно проверить? И сколько бы ты не врала, правду узнать ничего не стоит, – и тут до него дошло, что, пожалуй, этого говорить не стоило, но слова сказаны, и остаётся только сделать вид, что никакой важной информации он не выдал. – Если ещё раз замечу, что ты хотя бы только пыталась включить компьютер, тебя здесь не будет. Уяснила? – и, наконец, перестал сотрясать хрупкое тельце. 
– Я маме про тебя всё расскажу, – плаксиво проговорила Эя. 
– Да хоть сто раз! А я ей расскажу о твоих фокусах.
Девчонка молчала, не находя, что ответить. 
– Что, съела? – торжествовал Алёшка.
И неожиданно, очень спокойно, безапелляционно малышка завила: 
– Мама тебе не поверит. Даже не надейся. Она меня любит, – и неожиданно своей маленькой ножкой нанесла парню удар в живот.
Алёшка согнулся пополам от боли, хватал ртом воздух, а мелкая, сказав: 
– Что, съел? – соскочила с табурета и неспешно прошествовала в комнату матери. 
Понемногу, оправляясь от боли и поражения, парень присел на лавку. Значит так? Брошенный им вызов принят, и теперь не остаётся ничего иного, как война до победного конца. Бороться с неведомым – бороться вслепую. Никогда не знаешь, каким может быть ответное действие. Но кто она такая, эта малявка? НЕЧТО, свалившееся на их окно. Матери она – НИКТО, а он – родной, единственный сын, надежда и опора. Неужели материнское сердце можно обмануть сюсюканьем, покладистостью и прочей чешуёй? Поверить в это невозможно! «Поэтому, – подытожил Алёшка, – наше дело правое, мы победим!» Совершенно придя в себя, пошёл к себе, шепча под нос: 
– Ну,  погоди, тварь!  
 
Мать работала операционисткой в банке. Её смена заканчивалась в семь вечера. Домой она приходила около восьми. До её прихода в квартире царил покой. Каждый из детей занимался своим делом: Алексей уроками и поисками в интернете информации о подобных случаях появления детей, а девчонка… А фиг знает, чем она занималась, парню не было до неё дела. Закрывшись в своей комнате, он хотел только одного, чтобы ему не мешали.
Лиза пришла домой, держа в каждой руке по два пакета, возможности  самой отпереть дверь не было. Кое-как дотянувшись до звонка, смогла слабо позвонить в дверь. Алёша бросился открывать матери. Принимая  из её рук пакеты, заметил мелкую, вышедшую из комнаты. Первым делом мать поцеловала сына. Разбирая на кухне покупки, мальчик услышал вопрос матери, обращённый к девчонке: 
– Как дела, моя хорошая? 
– Мам, у нас всё в порядке, – не давая ответить той, которой был предназначен вопрос, закричал из кухни Алёша. – Эйка научилась посуду мыть.
То, что услышал мальчик, наполнило его сердце ревностью – мать поцеловала малышку точно так же, как целовала его.
Девчонка не замедлила поделиться с матерью второй новостью: 
– Алёша врезал в свою дверь замок. Теперь она запирается на ключ.
Мать проверила работу – было слышно, как она несколько раз повернула ключ, подёргала дверь. Не дав ей отпереть дверь, сын стремглав вышел из кухни, выхватил ключ из рук удивлённой матери. 
– Молодец, сынок, – похвалила Лиза, не забыв чмокнуть его. Но потом, будто очнувшись, удивилась: 
– Но, Алёша, зачем?  
К этому вопросу он подготовился: 
– А чтобы некоторые мелкие  не лезли туда, куда им никто соваться не разрешал – при этом он многозначительно посмотрел на Эю и неожиданно, нарушая собственные планы, добавил, – Я тебе позднее расскажу.
– Что тут у вас произошло? – заволновалась Лиза. 
– Незаконное вторжение, в следующий раз подлежащее наказанию РПЖ.

Вечер прошёл спокойно. Пока мать готовила ужин, девчонка не уходила с кухни. Лёша под предлогом разборки покупок тоже оставался там же. И когда Лиза спросила, не поможет ли он перебрать гречу, с готовностью взялся за дело, которое никогда его не вдохновляло. Мать с умилением наблюдала картину семейной идиллии. Какие у неё чудесные дети!  Дочурка сидит, никому не мешая, не лезет с извечными «почему», лишь внимательно следит глазами, чтобы потом удивить их чудесами обучаемости. А сын, что за умница! Сам врезал замок – в семье подрастает мужчина, но и женских дел не гнушается.
Как же она была близка к истине (хотя и не подозревала того), думая о сыне, как о мужчине. Мать так гордилась врезанным замком, как если бы Алёша выиграл  Уимблдонский турнир. И не задумывалась о том, какая причина подвигла его на мужское дело. Она убедила себя, что какие-нибудь их с сестрёнкой детские счёты.
Поужинали спокойно. После чая Лиза обратилась к девочке: 
– Эя, я купила тебе книжки и альбомы для раскрашивания. Пока я буду мыть посуду, развлекись немного, а потом мы займёмся шитьём.  
Малышка не успела рта раскрыть, как Лёша выпалил: 
– Мам, ты лучше сама отдохни, а посуду Эйка помоет, она классно научилась.
Лиза удивлённо посмотрела на девочку, и та радостно закивала в ответ. Сын сложил всю посуду в раковину, подставил табурет и театральным жестом предложил маленькой помощнице: 
– Прошу! Номер на бис. 
Мать с удивлением некоторое время наблюдавшая за стараниями дочурки, не выдержала, встала и собралась, было, протереть стол. Алёша, разгадав её намерения, усадил Лизу: 
– Представление ещё не закончилось. Дождись финала, не пожалеешь.
Ждать пришлось недолго: Эя быстро покончила с мытьём, взялась за тряпку, протёрла мойку, столешницу рядом с мойкой. Затем, спустившись с табурета, залезла на лавку, протёрла стол и аккуратно стряхнула крошки в ведро для отходов, в завершении положив тряпку на место. Мать прослезилась, взяла девочку на руки и стала целовать в нежные щёчки. Сын завершил сцену,  с пафосом продекламировав:
– Мама скажет, как придёт: «Вот помощница растёт!» 
– Помощница, конечно, помощница, – приговаривала Лиза, уходя с девочкой в комнату 

Алёша искал в интернете уничтоженную девчонкой  информацию, особенно не прислушивался, чем занималась с ней мать – тряпки его не интересовали. Одна ссылка его заинтересовала заголовком – «Дитя-убийца». Вроде, не по теме запроса, и парень вначале обходил эту ссылку стороной, но когда просмотрел изрядное количество более конкретных ссылок, для очистки совести вернулся к ней. То, что он прочёл, не укладывалось  в голове и вызывало шок. 
На первый взгляд статья (а может, рассказ?) представляла обычную журналистскую утку. Районная газетёнка за отсутствием в их родном болоте сколь-либо интересных событий опубликовала статью в духе детектива Агаты Кристи.
Прочитав статью, Алёша понял, что нашёл кончик ниточки, которая может привести к разгадке тайны. Совпадений было предостаточно.
1. И в случае из газеты, и в их случае – фигурировала девочка, взявшаяся неизвестно откуда.
2. В погибшей семье девочке на вид было девять месяцев, Эе по виду – год. (Лёша посмотрел на дату публикации – как раз три месяца назад).
3. В обоих случаях чудесная малышка появилась в квартирах на восьмом этаже.
4. Не совпадение, а, скорее, наитие. То, что Эя вытворяла прошедшей ночью, вытворяла и та малышка, из рассказа.
А если случаи идентичны, то и развязка может оказаться такой же – их с матерью смерть.
Алёшу прошиб холодный пот, в горле сразу пересохло, а самого его трясло мелкой дрожью. Так вот значит, чего боялась эта хитрая тварь! Того, что информация о ней всё-таки имеется. Можно, конечно, удалить из  компьютера файлы с адресами, но сеть девчонке неподвластна. Ошибка, достойная чайника. 
Но хранить найденную информацию на компьютере теперь небезопасно. Не сумеет взломать, так разобьёт комп. Скопировав статью, добавив к ней свои выводы, отправил всё на е-mail? Завёл пару новых и тоже отяготил их своею тайной. В заключении скинул информацию на обе флешки. «Одну буду носить всё время при себе, а вторую отдам на сохранение Валерке. Кажется, его имени я не называл с момента появления этой твари. Ему ничего не будет угрожать» – подумал Алексей.
Информацию защитить проще, чем себя. А ведь рядом с ними живёт безжалостная убийца. Сколько месяцев будет длиться тихая война? И  кто сказал, что месяцев? Может, счёт идёт на недели, дни или даже часы? Да и тихая ли? Надо нанести упреждающий удар. «То есть, самому убить её? – спросил Алёшка самого себя и сам же ответил, – а у меня есть выбор? Либо мы её, либо – она нас». 
Мать не поверит (в этом подлое создание было право), она будет всячески выгораживать «дочурку», объясняя подозрения сына ревностью. Мать – не союзник в этом деле. Значит, предстоит поединок. Один на один, кто кого. Как плохо, что самый дорогой человек – мать – не на его стороне. На чьей же?.. На стороне врага! И нет уверенности, что в решительную минуту мама, мамочка,  мамуля сделает правильный выбор. 
Мальчик беззвучно заплакал, уронив голову на руки. Подрагивали плечи, и тихо катились  слёзы. Алёша вполне понимал, что он, по сути, ребёнок, будет делать работу целой команды взрослых, специально подготовленных людей, вооружённых  знаниями и снабжённых оружием. Но так сложилось, что для борьбы со злом судьба выбрала подростка.

© Елена Му 2012



Источник:
Категория: Мои рассказы | Добавил: Skazka (08.03.2013) | Автор: E W
Просмотров: 499 | Комментарии: 0 | Теги: жизнь, мистика, Материнская любовь, фантастика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz